Евгений СТЫЧКИН: «Принципиальное значение имеет только роль»



"РОЛАН" (№1 Февраль'2012)

В первый день весны на экраны кинотеатров выйдет жизнеутверждающая комедия «Самоубийцы», в которой продюсер Александр Стриженов собрал яркий актерский ансамбль: Алексея Воробьева, Оксану Акиньшину, Вилле Хаапасало, Михаила Полицеймако, Марата Башарова, Гошу Куценко… Тем сложнее была задача, которую пришлось решать Евгению Стычкину — исполнителю одной из главных ролей. В кино у него — уже более шестидесяти фильмов, плюс многолетняя работа в нескольких
театрах одновременно, и так — во всем…


- Актеры и роли часто предназначены друг другу, вы настолько зажигательно сыг- рали в «Самоубийцах» Толика, что трудно представить кого-то другого в этой роли. С чего все начиналось?
- Мне позвонил Александр Стриженов, предложил прочесть сценарий, подумать. Сказал, что это будет совместное творчество. Мне сразу понравился сценарий, и сама идея, и концепция. Мы познакомились с режиссером фильма Егором Барановым, с Лешей Воробьевым, продюсерами Любой Калинской и Геннадием Мерку- ловым — и нашли друг в друге единомышленников. Дальше все вместе сидели, что-то выдумывали, хохотали, изменяли. Конечно, меня сначала испугала перспектива сниматься за мифический процент от мифического проката. Для начала, у нас проката российских картин практически нет, а во-вторых, даже если он есть, то надежда на него иллюзорна, всегда. Поэтому с моей стороны решение сниматься в этом проекте было довольно странным коммерческим ходом. Но я получаю удовольствие от своей профессии, как ни от чего другого в жизни. И я подумал, что приятнее потерять деньги, получив интересную работу, чем терять деньги, отказываясь от того, что не интересно. Поэтому я согласился, и сейчас рад, что они меня туда заманили.

- Сценарий часто претерпевает изменения в процессе съемок. Был риск, что вы ввяжетесь в совсем другую историю, чем то, что получилось в результате?
- Изначально это был сценарий черной, очень черной комедии, но мы договорились о том, что сценарий — скорее повод для творчества, поэтому я особенно не рисковал. Очень много гэгов, шуток, ситуаций было рождено в процессе, потом огромное количество вещей было придумано прямо во время съемок. Конечно, надо отдать ребятам должное, на монтаже и работе со звуком все задуманное было доведено до ума.

- Вы претендуете на то, чтобы стать соавтором сценария, не в этот, так в другой раз?
- В смысле — вписаться в титры? Знаете, у меня своеобразная паранойя — я всегда пристаю к режиссерам, чтобы переписывать сценарий, что-то изменить, точно так же я веду себя на съемочной площадке, независимо от именитости режиссера… Хочу ли я, чтобы это непременно было отражено в титрах? Нет, я не настаиваю, значение имеет только роль.

- В таком случае, как у вас складывались отношения с режиссером Егором Барановым?
- Он молод, он практически дебютант, при этом уже успел серьезно заявить о себе. Егор — монстр!

- Вот с этого места подробнее, пожалуйста…
- Режиссер — совершеннейший монстр. Несмотря на свою молодость, он довольно жестко добивается от съемочной группы, и от артистов в том числе, чтобы мы исполняли его волю. Он хорошо понимает, чего хочет, и даже если не всегда может сразу это объяснить, то в результате все равно получает от нас именно то, что ему нужно. Он гораздо чаще отвергал мои предложения, чем многие другие, абсолютно мотивированно объясняя, почему я не прав, а он — прав. Он нас так мучил, так морозил, заставлял нас делать вещи, в которые невозможно поверить…

- Например?
- Например, мы прыгали в ледяную воду без страховки. И мы, и каскадеры пытались Егору объяснить, что в реке существует все-таки течение, и, оказавшись в холодной проруби, актер рискует быть затянутым под лед, и без страховки тебя уже никто и никогда из-под этого льда не вытащит… На что режиссер сказал, что он не может нас заставить, но было бы очень правильно прыгать без страховки. В результате я взял со всех честное слово, что из фильма о фильме выкинут съемки этой сцены, потому что делать это — непрофессионально. И мы прыгнули. Так было постоянно: Леша Воробьев, вообще лишенный страха, болтался, обвязанный веревкой, на шестнадцатом этаже, мы падали с крыш, сами влетали в окна, Оксана Акиньшина прыгала с шестом... Мы говорили Егору, что если такое творится на его первой картине, то на следующей он придумает что-нибудь еще более омерзительное… Он пообещал, что так и будет.

- Егор Баранов только что закончил снимать «Соловья-Разбойника», где вы, кстати, тоже играете… Прогноз оправдался?
- В «Соловье-Разбойнике» Егор Баранов в тяжелейшей батальной сцене в течение четырех дней обливал нас водой. Чего, конечно, не было в сценарии. Он был монстром на «Само-убийцах» и теперь становится все страшнее и страшнее.

- В подобных случаях у режиссера рано или поздно начинаются проблемы с продюсерами. Как на «Самоубийцах» складывались отношения с продюсером Александром Стриже- новым? Он ведь и сам снимает…
- Стриженов у нас не просто продюсер, он художественный руководитель. Он с самого начала очень любовно подошел к этому проекту, не говоря уже о том, что мы все финансово заинтересованы в успехе картины. Он очень много сделал на всех этапах работы и при этом предоставил Егору достаточную свободу, для того чтобы нами руководила энергия дебюта. Это был едва ли не идеальный вариант работы.
- Можно сказать, что на площадке были созданы все условия для самовыражения?
- Это невозможно назвать условиями. Когда правки в сценарий записывались на бегу, на каких-то случайных листах бумаги, в холоде, когда съемки длились по шестнадцать часов без перерывов на обед… Но все имеет смысл, когда есть ради чего. И «Самоубийцы» того стоили!

- Каким критериям должен отвечать сценарий, от которого вы не сможете отказаться?
- Литературная основа — это главное. Если в основе сценария нет хорошей литературы, то там чаще всего нечего играть. После того как меня пригласили сниматься у Сергея Снежкина в «Белой гвардии» по Михаилу Булгакову, возникает вопрос — что дальше? А дальше — только сойти с ума от следующего сценария, который я буду читать, потому что вряд ли он будет адекватен этой высочайшей планке. Все познается в сравнении.

- Тем не менее жизнь продол-жается, и наверняка вы сейчас снимаетесь в каком- нибудь интересном проекте…
- Есть такой прекрасный греческий режиссер Янис Смарагдис, он написал сценарий о греческом пирате по имени Варвакис. Практически всю свою жизнь этот персонаж прожил в России, и у него был друг, дворовый человек, коего я и играю. Себастьян Кох играет Варвакиса, а Катрин Денев играет Екатерину II, а жену Варвакиса играет Оля Сутулова, что мне, конечно, приятно. Проект греческий и Sony Pictures, хотя подразумевается участие российских продюсеров, и я пытаюсь сейчас что-то сделать в этом направлении.

- Вас интересует продюсирование?
- Последнее время у меня появилось ощущение, что было бы неправильно оставаться только артистом. Потому что актерская профессия зависима и, будучи артистом, ты в любом случае не имеешь достаточной возможности выбора. Если актер очень избирателен, то часто сидит без работы. Если же актер не очень избирателен и хватается за все, что предложат, тогда вообще непонятно, зачем он этим занимается. То, что я сейчас пытаюсь делать, можно называть как угодно, но я считаю, что актер, если это в его силах,
должен пытаться инициировать проекты, которые ему интересны.

- В принципе, это давным-давно происходит в Голливуде, да и европейский кинематограф может дать множество подобных примеров…
- Если заглянуть в IMDB и посмотреть фильмографии известных голливудских артистов, то все сразу становится ясно. Вот они идут наверх, набирая с каждым проектом. Потом две-три картины — ерунда собачья, а следующая картина — хорошая. Только в этой картине артист еще и продюсер. Это нормальная система. Я сейчас готовлю довольно большой проект с Ильей Хотиненко, придумали его уже год назад, написали сценарий… Но пока еще рано говорить на эту тему.

- Скоро на экраны выходит фильм «Самоубийцы», он, безусловно, пополнит ряды талантливого и вполне прокатного российского кино. Что бы вы хотели сказать своим зрителям?
- Смотрите хорошее российское кино. Получайте от него удовольствие. Не требуйте от нас слишком легких впечатлений, потому что в этом случае мы идем у вас на поводу и начинаем снимать всякую ерунду. Кинематограф, как искусство, требует от зрителя сил, подключения, и если вы приложите небольшое усилие, вы станете соавторами фильма и будете вознаграждены.

Беседовала Татьяна Попова

01.02.2012
Поделиться статьей:
НОВИНКИ КИНОПРОКАТА
Dreamland
Dreamland
2018, США, Триллер, Драма
Dreamland
Свадебный год
Wedding Year, The
2019, США, Комедия
Свадебный год Wedding Year, The
Джуди
Judy
2018, Великобритания, Биография
Джуди
По половому признаку
On the Basis of Sex
2018, США, Драма, Биография
По половому признаку
Пышка
Dumplin'
2018, 16+, США, Мюзикл, Драма, Комедия
Пышка
Пляжный бездельник
Beach Bum, The
2018, США, Комедия
Пляжный бездельник