Михаил ГАЛУСТЯН ЧЕЛОВЕК-ОРКЕСТР



("РОЛАН" №1 Январь'2013)

Чуть меньше года назад любимец публики Михаил Галустян основал свою кинокомпаниию — NG Production. И теперь в качестве ее креативного продюсера с удовольствием реализует свои идеи по созданию доброго кино в суперсовременной технической форме. В рамках этих исканий он и предлагает зрителям купить «Билет на Vega$» и увидеть, что выходит, когда российскую комедию русские актеры под руководством американского режиссера, армянина по происхождению, играют в США. Ко всему прилагается картинка в западном качестве. Вы немного запутались? Тогда обо всем по порядку…

- Михаил, актеры комедии «Билет на Vega$», сопродюсером которой вы являетесь (продюсерами фильма «Билет на Vegas» выступили Армен Григорян, Михаил Галустян, Армен Ананикян — прим. ред.), в своих интервью, уж простите за такой оборот речи, все уши нам прожужжали о великолепном качестве «картинки», что создавала американская часть команды вашей съемочной группы. Это был сознательный выбор или американский след в вашем проекте возник случайно?
- Поскольку съемки были запланированы в Америке, вполне логично было прийти к выводу, что режиссер для лучшей коммуникации с производством должен быть американский. Российскому постановщику, пусть даже и англоязычному, сложнее было бы выполнять эти задачи. Как говорится, если ты делаешь вино в Италии, бери итальянских виноделов. Кроме того, если откровенно, там профессиональный уровень выше, там все лучше — по крайней мере, режиссеры современного жанрового кино, подчеркиваю слово «современного». И по картинке, о которой вы говорите, и по заключенному в ней внутреннему энергичному темпу развития событий, — все должно было быть непривычным. Не должно было быть провисаний сюжета, какой-то заторможенности, наоборот, только вперед, поражая воображение зрителя, не давая ему прийти в себя.

- А как же постановщик общался с актерами? Неужели не было никаких сложностей, трудностей перевода, недоразумений, ведь американский режиссер Гор Киракосян, как мне сказали, по-русски совсем не говорил?
- Гор Киракосян думает по-армянски, говорит по-английски и ценит русский юмор! Мне кажется, идеальное сочетание. Знаете, я считаю, если человек думает по-армянски, наверняка у него есть какой-то нестандартный подход ко всему, какое-то свое видение, чего мы, собственно, и ждем от режиссера. Помните эту шутку: режиссерам не дают водительские права, потому что режиссер видит дорогу по-своему? Так что этот особый взгляд у Гора был, и русский юмор он понимал. Это человек нашего поколения, мы с ним на одной волне, Гор понимал мой юмор: я ему всегда чего-то подкидывал, он подхватывал идею и тут же предлагал, как и какими киносредствами ее реализовать. И наоборот, его предложения всегда были в моем духе. Короче говоря, трудностей перевода не было, было взаимопонимание, и очень скоро, через неделю примерно, мы уже не прибегали к помощи переводчиков: мы им по-английски, они нам по-русски — без проблем.

- А юмор удалось при этом сохранить, так сказать, аутентичным, российским?
- Все, что было заложено в сценарии, реализовано, на мой взгляд, абсолютно замечательно. Но я не скажу, что у нас был какой-то специфический юмор, сугубо российский, понятный только нам, нет, он в картине такой, общечеловеческий, что тоже в плюс, потому что это дает возможность проката по Европе и Америке, не говоря уже о странах СНГ. Эта картина — как минимум для русскоязычного населения, как максимум — для всех, кто понимает универсальный юмор.

- В «Билете на Vega$» вы не только сопродюсер, но и, на радость зрителям, актер. Многие будут сравнивать эту комедию с другими картинами с вашим участием...
- Сравнивать — всегда неблагодарная задача. Поэтому, если уж играть по этим правилам и сопоставлять, то могу сказать, что «Билет на Vega$» — как кинопродукт лучше, чем те проекты, в которых я принимал участие ранее. Однозначно лучше. К сожалению, почему-то принято считать, что если картина неудачная, то и сыграли в ней все плохо. Но я могу сказать, что во всех картинах, в которых я принимал участие, я с актерской задачей справился отлично. А мне говорят: «Сыграл ты классно, Миш, а фильм!..» Кино такой механизм: я хоть не на пять, на шесть с плюсом буду играть, это не спасет — если есть недоработки в других нюансах кинопроцесса, то общее впечатление от картины будет отрицательное. И я спокойно отношусь (уже спокойно), что то, в чем я снимался, не шедевры, скажем так.

- Ну, наверное, справедливости ради стоит заметить, что комедийный жанр в целом, во всем мире, переживает не лучшие времена. Назовите мне хоть одну хорошую западную комедию, вышедшую за последние пару лет — не пошлую!
- Вот это существенное уточнение. С не пошлым сложновато. Сейчас просто в Америке в большом тренде фильмы типа «Третий лишний», «Мальчишник в Вегасе», где полный трэш...

- И чем же это лучше, объясните мне? Почему на показах этих картин полные залы и смех и почему западный вариант принимается почти на ура?
- Нам легко смеяться, мне так кажется, над чужими проблемами. Если бы тот же «Третий лишний», про мишку этого, мы сняли, все бы точно сказали: «Какое падение вкуса, зачем вы сняли эту пошлятину, как вам не стыдно вообще?!» При этом те же люди, да и все мы идем на эту американскую картину и ржем, простите. Идем на комедию «Секс по дружбе» и хохочем над сверхоткровенными сценами с Милой Кунис и Джастином Тимберлейком. Представляю себе, что бы получил в ответ, не знаю… тот же Хабенский, если бы снялся в чем-то подобном, какие ушаты грязи вылили бы на него, какому разносу бы он подвергся. Может, это все идет от наших комплексов и стереотипов еще из советского прошлого, что, мол, наше кино «душевное и духовное»?

- Вот-вот, и никакого раблезианского юмора или шуток в стиле «Декамерона» Боккаччо, разумеется, с поправкой на двадцать первый век, у нас быть не может!
- Есть ханжество и какие-то двойные стандарты в восприятии их картин и наших. И возвращаясь к теме стереотипов: мы еще только начали осознавать, что такое сегодняшний киномейнстрим, что существует, и имеет на это право, кино как развлечение. Что будем делать? Пойдем в кино! Когда мы так говорим, мы имеем в виду: пойдем, получим удовольствие, какие-то положительные эмоции, отдохнем от проблем, развеемся, поедим попкорн. Поймите правильно, я не говорю, что должно быть только такое кино — развлекательное, но его не надо чураться, стесняться. Если я хочу поразмышлять, проделать с создателями картины некую внутреннюю работу, я выберу авторское кино, фестивальное, но, если говорить конкретно обо мне, такие фильмы я предпочитаю смотреть на дисках дома (чтобы не отвлекаться на соседей, расхаживающих по залу или говорящих по телефону) — во всяком случае, в соответствующем расположении духа, морально подготовившись к этому, зная, что меня ожидает. А мы сейчас говорим о комедии, она должна развлекать, смешить, веселить: если это смешно, это имеет право на существование. И я советую публике прийти в кинотеатры и посмотреть «Билет на Vega$» — яркий пример комедийного мейнстрима, зрелищное кино, снятое эффектно и увлекательно, к тому же смешное и с прекрасными актерскими работами.

- У вас был опыт создания образа для семейного кино, детям понравилась ваша версия Карлсона. А как вы относитесь к возрастным ограничениям, которые не пощадили даже детскую классику?
- Наверное, возрастные ограничения — дело нужное, другой вопрос, что непонятны критерии, по которым в эти рамки пытаются ввести фильмы. Иногда эта нововведенная строгость просто обескураживает: так, под ограничение «18+» попали «Тот еще Карлосон» и «Свадьба в Малиновке». А о ситуации с «Ну, погоди!» не говорил только ленивый. Хотя я потом стал анализировать: да, действительно, волк на редкость асоциальный тип — курит, хулиганит, к маленьким пристает, что у него там на уме, большой вопрос. — А ведь дети часто начинают подражать именно отрицательным персонажам — они для них своего рода символ свободы, независимости, нонконформизма. Я вот в школьных постановках предпочитал играть кардинала, а не кого-то из мушкетеров, а еще раньше — Карабаса-Барабаса.
Но излишне драматизировать тоже, наверное, не нужно. В конце концов, можно купить диск и показать ребенку то из детской классики (или что-то современное), что считаешь нужным для его формирования, для его картины мира. Мы ведь понимаем, что никто не может навязать, что человеку смотреть по телевизору в своей квартире. Понятно, что ответственность все равно ложится на плечи родителей. Это они следят (или не следят) за тем, что смотрит и чем интересуется их ребенок. А вообще, если бы меня спросили, я бы посоветовал ввести ограничение «16+», убрав «12+» и «14+», потому что от 12 до 16 дети приблизительно находятся в одной категории, там нет границ, все стерто. Они многое уже знают об этой жизни — из своего круга общения, из школьной среды, это в принципе одно информационное поле, и интересы здесь тоже сходные. Ну, естественно, оставил бы и «18+» для фильмов с эротикой и ненормативной лексикой, и «21+» для абсолютнейшего трэша.

- Но вы же сами сказали: кино как развлечение, как времяпрепровождение, с попкорном, в хорошей компании. Получается, возрастные ограничения лишили удовольствий, выгнали юную категорию зрителей из кинозалов. Так будете снимать что-то новенькое для них?
- Буду. В работе уже два детских проекта. Хотя это, пожалуй, еще труднее, чем снимать такой капризный жанр. как комедия. Для детей надо так же, как для взрослых, только лучше. Кстати, о том, что лучше. Про картину «Тот еще Карлосон» говорили, что мультфильм лучше. Мультик — это классика, на которой выросло много поколений. Но надо понимать, что нынешнее поколение детей не может порой воспринять даже лучшие образцы отечественного детского кино, потому что они не привыкли к такой форме, к такой подаче киноматериала. У них клиповое сознание, им нужна другая картинка, принципиально иной монтаж. Поэтому я уверен, что нельзя останавливать себя сомнениями — а получится ли у меня превзойти старые шедевры? Так можно зайти в тупик. Нужно работать, снимать искреннее кино и ни в коем случае не экономить на качестве, на технической составляющей.

- Ну да, ненадлежащая форма может не позволить воспринять самое лучшее содержание. Отсюда нынешняя мода переводить в формат 3D лучшие образцы анимации и раскрашивать черно-белые фильмы прошлых лет.
- Конечно. Так и происходит: современному ребенку нравится Карлсон из мультика, но он искренне недоумевает, почему картинка необъемная, почему краски блеклые. Это мы, другое поколение, формировавшееся еще в двадцатом веке, обожаем старое доброе кино и традиционную мультипликацию.
Нельзя равнять современных детей со своим поколением, у них свое детство, и кинохиты у этого детства тоже должны быть свои. И это одна из причин, по которым была соз-дана меньше года назад кинокомпания NG Production, креативным продюсером которой я являюсь. Мы хотим делать детские, семейные картины, доброе кино, доброе и современное. Хотя, естественно, одних супертехнологий недостаточно и по-настоящему хорошее кино начинается со сценария. Так что нужна интересная драматургия для всех жанров и возрастных категорий зрителей. Все это нужно делать быстро, потому что растут наши дети, и очень важно, чтобы кроме иностранных персонажей они могли бы называть среди своих любимцев и действующих лиц из современных отечественных киноисторий. А пока на детских кастингах, которые мы проводим в нашей компании, на вопрос о любимом герое звучат самые разнообразные ответы, кого только ни называют, но ни одного русского имени среди них нет. Сейчас моей дочери два года, у меня совсем немного времени, чтобы снять такие фильмы, которые не стыдно будет ей показать, — так что я готовлю плацдарм!

- В кадре — комедия, а что за кадром? Комедийный жанр случайно не проник в реальность, не просочился сквозь камеру?
- Слава Богу, нет! Когда на съемочной площадке происходят какие-то анекдотические ситуации, как правило, в этот момент совершенно не смешно. Смешно об этом вспоминать спустя долгое время, и то лишь в том случае, если в тот момент проблема была решена, не без усилий, но все же решена. Так что я боюсь смешных ситуаций на съемках, это же форс-мажор для продюсинга, для кинопрозводства. Съемки не должны напоминать анекдот — это непрофессионально. Для обычного человека, не связанного по работе с кино, первое посещение съемочной площадки — одно из самых глубоких разочарований. Все предельно буднично, по-рабочему : выставили свет, “мотор!”, камера, дубль не получился, заново, или все сняли, значит, переставляем аппаратуру — и все это медленно, скрупулезно. Проза жизни, короче говоря. И я, кстати, тоже очень скучным становлюсь на съемочной площадке: полностью исключаю алкоголь, высыпаюсь, живу, насколько возможно, по режиму, чтобы приходить на работу с нормальным лицом, сторонюсь компаний, берегу здоровье, чтобы травму не получить, не простудиться, не заболеть.

- Михаил, а о серьезной роли вы не думали?
- Знаете, за последний год это почему-то самый популярный журналистский вопрос, который мне задают.

- Видимо, «виноваты» ваши грустные глаза.
- Судя по всему, что-то разглядели журналисты в моих армянских глазах — печаль какую-то. Я очень осторожно отношусь к такой перспективе, потому что, если вдруг получится не очень, может так случиться, что меня и как драматического актера не примут, и как комика перестанут воспринимать. В следующем году наша компания планирует начать съемки трагикомедии — идем по чуть-чуть, я не хочу резко, сразу «проваливаться» в драматического актера. Я понемногу буду почву прощупывать, плавненько двигаться, постепенно свои творческие границы расширять. Так, чтобы получилась полноценная, широкая палитра моих амплуа…

Лилит Гулакян

30.11.-0001
Поделиться статьей:
НОВИНКИ КИНОПРОКАТА
Некромант
Nekrotronic
2018, Австралия, Ужасы, Фантастика, Комедия
Некромант
Выбор Фредерика Фитцелла
Education of Frederick Fitzel, The
2019, Канада, Триллер
Выбор Фредерика Фитцелла
Сила девяти богов
The Legend of Muay Thai: 9 Satra
2018, Таиланд, Анимация, Боевик, Приключения, Фэнтези
Сила девяти богов
Химера
Braid
2018, США, Ужасы, Триллер, Детектив
Химера
Dreamland
Dreamland
2018, США, Триллер, Драма
Dreamland
Вернуть Бена
Ben is Back
2018, США, Драма
Вернуть Бена