НЮАНСЫ КОМПЕНСАЦИИ




РОЛАН (№7 [92] Ноябрь'2009)

Завершился съемочный период работы над новым фильмом режиссера Веры Сторожевой «Компенсация», главные роли в котором играют Гоша Куценко, Любовь Толкалина, Владимир Епифанцев, а также юные актрисы Ирина Горбачева, Анфиса Медведева и дочка Гоши — Полина Куценко. Интересно, что небольшую эпизодическую роль в картине сыграла модель и актриса, «русская француженка» Анна Щербинина, специально прилетевшая из Парижа в Москву всего на два дня, когда проходили съемки ее сцен.
Именно так Анна Щербинина и ощущает себя на сегодняшний день — русской француженкой. Девушка, уехавшая во французскую столицу прямиком из уральского Артемовска, не потерялась, а напротив, нашла себя в Париже. Весьма успешная как модель, она в какой-то момент совершила решительный поворот к актерской профессии. Теперь Щербинина активно снимается во французских фильмах, участвует в западных проектах, играет на сцене французскую классику и — что немаловажно — признана своей в кругах парижской богемы. Самое время дебютировать в русском кино...


- Итак, Анна, почему вы согласились сыграть небольшую роль в новой картине Веры Сторожевой «Компенсация»?
- На этот вопрос можно ответить лаконично: потому что это Вера Сторожева. А если чуть подробнее… На первый взгляд, это странное решение — не было никакой необходимости соглашаться на практически эпизодическую роль, так как я вполне могла за это время сыграть что-то большое и более интересное. Но я видела картины Веры, познакомилась с ней какое-то время назад, а потом мы еще раз встретились с ней на Московском кинофестивале. Тогда, кстати, со мной приезжал достаточно знаменитый комедийный актер Мартан Ламот, и он, увидев ее последний фильм, сказал: «Этот человек — просто гений!» Это определение совпадает с моим ощущением от ее картин. Вера Сторожева — это режиссер, наделенный своим авторским видением, и фактура ее фильмов очень отличается от того «индустриального» кино, которое в большинстве случаев представлено на экранах. Вера — настоящий профессионал, у нее хорошо получаются и телевизионные проекты, но мне кажется, самое интересное в ней — это ее авторское кино. И мы с ней загорелись идеей создать совместный проект, может быть, даже франко-российский. Пока все еще очень открыто, мы думаем над сюжетом. А я предложила: «Давай я приеду к тебе на съемочную площадку, посмотрим вообще, как ты работаешь, как происходит творческий процесс и понравится ли нам сотрудничать друг с другом. Потому что одно дело — найти человеческий контакт, и совсем другое — вместе работать». Так и решили. Актер должен позволять режиссеру собой управлять, это зависит от целого ряда условий, в общем, это такой психологический момент. Но с моей точки зрения, все прошло очень хорошо, и Вера сказала, что она довольна. Но об этом лучше ее спросить.

- А какие нюансы вы почувствовали в том, как проходит съемочный процесс в России по сравнению, скажем, с французской манерой организации работы перед камерой?
- В России очень много фольклора.

- ???
- Я имею в виду тот простор для творчества, который открывается перед актерами. Здесь многое решается спонтанно, меняется на ходу.
Есть такое ощущение непрекращающегося экспромта. А во Франции я привыкла к тому, что все рассчитано до секунды. В принципе можно сказать, что при такой скрупулезности съемки там проходят немного нудно, а здесь это все напоминает некое приключение. Такие, знаете, особенности национальной… киноиндустрии.

- Какое-то время назад на Западе все русское было в моде, этот интерес распространялся и на российский кинематограф. А каково отношение, в частности, французов к кино из России сейчас?
- На мой взгляд, сейчас к русскому кино там относятся как к экзотике. На нас смотрят как на какого-то диковинного зверька. И, к сожалению, непосредственного интереса я не наблюдаю, многих режиссеров подзабыли. Помнят, конечно, таких мастеров, как Тарковский. Знают, Павла Лунгина, Андрона Кончаловского — и тот и другой долго жили во Франции. Но в целом о сегодняшнем российском кинематографе там представления не имеют. Мне бы очень хотелось сделать что-то, что помогло бы вновь «познакомить» наши культуры друг с другом, представить зрителям в обеих странах лучшие образцы современного кино с обеих сторон. Лучшим шагом к этому, мне кажется, было бы создание удачного совместного кинопроекта. Тем более что любовь к шедеврам классического русского искусства во французах не угасла: балет, музыка, наши писатели — когда произносишь имя Чехова или Достоевского, тут же загораются глаза у людей! Словом, я считаю, что реально французская культура открыта, чтобы получать информацию об искусстве, взаимодействовать с культурой современной России. Нас, русских, связанных профессионально с искусством, на Западе раз-два и обчелся. Но у меня есть мечта создать такое «русское культурное лобби», которое помогло бы продвигать искусство из России за рубежом. Я буду стараться делать что-то реальное для воплощения этих замыслов в жизнь.

- Работа и жизнь во Франции, талант, трудолюбие и, что редкость, хорошая репутация позволили вам со временем познакомиться со многими известными деятелями французской культуры. Как они относятся к вашим идеям о взаимопроникновении французской и русской культур, о совместных кинопроектах?
- С истинным интересом. Я это наблюдала, когда мы приезжали весной 2009 года в Москву на выставку фотографа Жана Даниэля Ларье, который сделал цикл снимков Изабель Аджани, иллюстрирующих книгу Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». На фотографиях были все русские актеры, кроме главной героини — Изабель Аджани. Вот это был прекрасный пример франко-русского проекта. Изабель приехать не смогла, зато на открытие выставки прибыл Ален Делон, и даже он мне сказал: «Я так хотел бы сняться в русском кино! Ты не знаешь интересных режиссеров?» Когда мы вернулись в Париж, он говорил мне также при встрече (мы с ним обедали), насколько его тронул прием, который ему здесь оказали, и как бы он хотел поработать в российском кино, в каком-либо совместном проекте, но, разумеется, в серьезном. То же говорил и Венсан Перес, у которого также имеется опыт работы у нас (например, он снимался у Лунгина). Но, конечно, масштаб таких звезд ко многому обязывает, то есть это должны быть проекты достойные их уровня. Между прочим, сейчас во Франции довольно часто совершенно молодые режиссеры, дебютирующие в кино, приносят сценарий своей первой картины вот таким настоящим мэтрам, и те с интересом рассматривают эти предложения и часто дают согласие, если данная история того стоит. Можно сказать, что у нас такая мода в кино пошла: звезды идут на эксперимент — видимо, сейчас наступил такой голод на креатив, что даже признанные мастера ощущают этот дефицит и готовы рискнуть с новичками.

- К сожалению, при всем богатстве талантов в России, в последнее время все чаще мы наблюдаем со стороны молодых режиссеров некий изначальный расчет: «А будет ли мое кино продаваться?» И часто опасения снять нечто нерентабельное ограничивают их творческую свободу, полет фантазии. Всем хочется быть признанными и при этом коммерчески успешными — вас это не пугает?
- Печально, если все это так. Я-то придерживаюсь мнения, что человек, посвятивший себя искусству, должен быть морально готов к «непризнанности». Когда я училась в актерской школе, вы не представляете, какое количество в буквальном смысле голодающих, бедствующих актеров я видела, даже помогала им. Люди годами стоически несут этот крест, не сетуя, не жалуясь на судьбу. И надо сказать, французы с большим уважением относятся к их жизненному выбору.

- То есть никто не скажет: «Если ты такой талантиливый, почему ты такой бедный? Почему тебя никто не знает?»
- Нет, это как-то не принято, такой подход у французов не практикуется. Более того, я знаю удивительный случай, когда человек еще в двадцать пять лет решил стать режиссером, а получил признание только в сорок два. Он лишь в этом возрасте снял свой первый фильм, и… был номинирован на «Оскар» — для первой работы это невероятно! Я говорю о теперь уже знаменитом Кристофе Барратье — режиссере «Хористов». Сейчас он уже снял и вторую свою картину — «Париж, Париж». Ее, правда, критика посчитала менее удачной, но в любом случае отныне Барратье, что называется, очень востребованный режиссер, ему поступает масса предложений о работе — и это уже другая проблема (тут нужно быть очень избирательным). Но представить только, каково ему было идти к своей цели! Гордому мужчине, заявляющему, что он режиссер, нечего было ответить на вопрос: «А что же ты снял?» — и так было и в тридцать, и в тридцать пять, и в сорок! А возвращаясь к франко-российскому проекту, хочу сказать: я все-таки очень надеюсь, что нам удастся найти прежде всего некую трогательную историю с увлекательным сюжетом и хорошо при этом выписанную. Историю, которая будет универсальной, тогда она будет понятна любому зрителю. Все же, когда речь идет о чем-то слишком специфичном, возникают «трудности перевода». Ну а режиссера я уже нашла — Веру Сторожеву. И примчалась к ней на съемки даже со сломанным пальцем ноги, в гипсе — хотя врач запретил мне двигаться!

- Вот это да! Что ж, вернемся к вашему первому опыту сотворчества — к картине «Компенсация» Веры Сторожевой. Кто же там ваша героиня? Чем будете удивлять?
- Не знаю, как насчет «удивлять». Но, думаю, это будет выглядеть достаточно необычно. Я там играю такую тамбовскую медсестру, и, по настоянию Веры (а я всегда послушно следую режиссерской концепции), моя героиня очень сильно накрашена. Но Вера утверждает, что в Тамбове медсестры ходят на работу именно в таком виде. Думаю, что в сочетании с моим все-таки уже обретенным за эти годы французским акцентом это будет производить яркое впечатление — в прямом и переносном смысле. Не хочу рассказывать сюжет во всех подробностях, но у моего персонажа там очень тяжелая миссия — она должна сообщить девочкам-подросткам, что их мама, лежавшая в отделении онкологии, умерла. При этом моя медсестра такая… странная, своеобразная девица, но этим она очень нравится Вере Сторожевой. Надеюсь, и в следующей нашей совместной работе у нее будут основания сказать о той героине, которую я сыграю: «Она мне нравится!»

Беседовала Лилит Гулакян

30.11.-0001
Поделиться статьей:
НОВИНКИ КИНОПРОКАТА
Джуди
Judy
2018, Великобритания, Биография
Джуди
Выбор Фредерика Фитцелла
Education of Frederick Fitzel, The
2019, Канада, Триллер
Выбор Фредерика Фитцелла
Вернуть Бена
Ben is Back
2018, США, Драма
Вернуть Бена
Некромант
Nekrotronic
2018, Австралия, Ужасы, Фантастика, Комедия
Некромант
Химера
Braid
2018, США, Ужасы, Триллер, Детектив
Химера
Папа, сдохни
2018, 18+, Россия, Комедия,
Папа, сдохни