АНТОН ШАГИН: "Сквозь стены я ходить умею"




РОЛАН (№8 [93] Декабрь'2009)

Ну кто не мечтал хоть однажды о встрече с волшебником? Вы? Ну и зря. Тогда смотрите картину «Поцелуй сквозь стену» и увидите, что из такой встречи может получиться. Главную роль в ней сыграл Антон Шагин. Он служит в театре «Ленком». В его
кинокарьере такие успешные фильмы, как «Тиски» и «Стиляги», — неплохое начало? Наверное, ему тоже когда-то встретился волшебник, а может Антону и без магии все удается...


- В сюжете картины роль катализатора играет случайный прохожий, оказывающийся волшебником, он наделяет вашего героя уникальным даром. Получается, вы снялись в современной сказке?
- Не знаю, могу ли я определять жанры. Вряд ли. Но сквозь стены я ходить умею.
Я этому научился, ради этого жил. Поэтому зритель пусть сам отнесет этот фильм к какому-либо жанру… Не знаю, может быть, так: это романтическая комедия с элементами сказки, фантастики. С хорошими диалогами, а текст очень важен — это всегда хороший партнер. Поэтому или зритель определит жанр, или режиссер.

- И все же, как ни крути, это комедия. Какие подводные камни она таит?
- Мы придумали, про что мы играем, для чего собрались на этой площадке. Но удастся ли нам ответить на интересовавшие нас вопросы? Все равно мы работаем вслепую, и только зритель оценит, что получилось, потому что комедия — жанр очень сложный, коварный. Нужно добиться того, чтобы зритель смеялся или хотя бы улыбнулся, или почувствовал иронию в показе ситуаций, в которые попадает мой герой, его реакций, его отношения к происходящим событиям. Специально в этом фильме никто никого веселить не будет, да и не было такой задачи — для этого существует огромное количество сугубо юмористических жанров (на эстраде и телевидении), пользующихся большим успехом у публики. Задача была — максимально серьезно отнестись к материалу. Условно говоря, ты читаешь сценарий, и в нем очень смешные диалоги, а потом непосредственно на площадке, на репетиции, понимаешь, что этот текст не совсем органичен в той модели, которую мы уже сняли. То есть он уже устарел, этот вариант. И уже на ходу мы меняем текст, чтобы он не звучал искусственно-литературным. Но сюжет при этом сохраняется.

- Что вы можете сказать о стиле работы с актерами режиссера Вартана Акопяна? Он провоцирует артистов на импровизацию или предлагает свои решения?
- Я очень благодарен Вартану, что он идет на такие изменения, не стесняется советоваться с актерами, соглашается брать какие-то их идеи. Мне нравится в нем, что он абсолютно открыт для творческой дискуссии, не оброс какими-то комплексами. Потому что чаще бывает, что режиссер идет на поводу у собственных амбиций и ничего за ними не видит и не слышит. Такой человек, если даже получит хорошее предложение со стороны, не воспользуется им только потому, что не он это придумал. У Вартана этого нет. Многие вещи мы действительно придумываем прямо на площадке. У нас возник творческий союз: я, безусловно, с пиететом отношусь к его идеям, а он, думаю, так же — к моим (смеется). Мы слышим друг друга, а взаимоуважение очень важно в работе, мы ведь создаем единый организм под названием «кино». За 45 съемо- чных дней не было ни одного дня халтуры, что уже, на мой взгляд, большая победа. Потому что от того огромного количества ерунды, с которой нередко приходится сталкиваться в кино, где постоянно что-то переделывается, перезаписывается, люди перегримировываются, перенаряжаются, начинаешь просто уставать. Я приравниваю такую халтуру к преступлению. Думаю, нас в халтуре не обвинят, мы подошли с любовью к своему делу, к этой истории. Не было ни одного человека, который бы на нашей картине работал без любви — это очень важный фактор. Когда я читаю сценарий, когда мне предлагают роль, я всегда пытаюсь понять, смогу ли полюбить этого героя или нет. Потому что без любви не получится.
- Вам, наверное, сложно расставаться со своими персонажами, с атмосферой того кино, которое уже отснято.
- Расставание с персонажем, с картиной — очень тяжелый, болезненный процесс. Вы создаете целую жизнь, придумываете ее, со всеми нюансами, с привычками, с больными местами, с напором. Наш герой наделен очень большой целеустремленностью — в нем движение вперед, желание жить и любить!
Может, это покажется наивным, но я считаю, что сегодня очень не хватает таких людей, они должны быть и в жизни — не только на экране. Оттого, что их нет в жизни, мы их придумываем — вот я как артист их придумываю. И мы создаем не оболочку, а пытаемся выразить душу человека.

- Думаю, вам по-своему нравятся сложности в работе — чем труднее, тем интереснее. Что привлекло вас в «Поцелуе сквозь стену»?
- Отчасти мы уже об этом сказали — когда рассуждали о жанре. В этом фильме выбрана форма очень опасная — гротеска, юмора, комедии. В ней очень легко свалиться в пошлость. А другая привлекательная сложность состояла в спецэффектах, которые подразумевались по сценарию. Думаю, наша киноиндустрия должна завоевывать какие-то позиции и на этом пространстве — в области спецэффектов. Это была одна из причин, почему я согласился на эту роль: хотелось посмотреть, как технически это происходит, как это делается. Оказалось, очень любопытно, необычно.

- А если вам встретился бы волшебник, о каком даре вы бы его попросили?
- Я бы не стал у него ничего просить, и герой мой ничего не просит, ему просто дают.
- Да уж. И обладать таким даром порой невыносимо. Расскажите об отрицательных сторонах волшебных возможностей вашего персонажа?
- Минус только в одном, что он не помогает ему достичь цели, которая очень проста — завоевать любовь другого человека. Но мне интересно вот что: хорошо, мы завоюем любовь, мы убедим человека, что «я, только я», неповторимый и самый прекрасный, но сможем ли мы удержать в нем это чувство? Потому что мой персонаж фактически терроризирует своей любовью главную героиню, отчего у меня к нему очень ироничное чувство.

- А с вами лично происходили какие-то необычные встречи?
- Безусловно. Но у каждого человека были такие встречи. Вся наша жизнь — это череда встреч; в конце концов, появление человека на свет — это тоже результат волшебной встречи, встречи его родителей. Но если говорить о каком-то особенно счастливом дне, который я осознал как некий поворотный пункт, то это, конечно, день моего поступления в Школу-студию МХАТ. Именно в этот институт я мечтал поступить, и мне это удалось. И то количество важных для меня людей, которых я встретил там — педагогов, однокурсников, друзей, супругу, — лишь подтверждает, что это был для меня серьезнейший этап в жизни.

- Кто был вашим педагогом?
- Я учился у Сергея Ивановича Земцова и Игоря Яковлевича Золотовицкого. На курсе нам преподавали очень хорошие люди, настоящие, не только профессионалы — это, само собой, были фантастические педагоги, — но и личности исключительные. Они учили нас: «Пробуйте, не бойтесь, пробуйте!» Нельзя бояться пробовать и после института, и каждое согласие на роль или исполнение роли — это риск и очередная проба. Игра не тупое зарабатывание денег или не менее тупое воплощение своих амбиций. Это попытка разобраться с собой, ответить на то количество вопросов, которые мучают тебя постоянно — самое страшное, что они нарастают (смеется)… Вообще, мы, очевидно, заслуживаем всех людей, которые нам встречаются на пути, появляются в нашей жизни.

- Зрители запомнили вас по фильму «Тиски», еще большее количество поклонников вы приобрели после мюзикла «Стиляги». Что вы можете сказать о своем знакомстве с кино?
- И опять я заговорю о встрече — с Валерием Петровичем Тодоровским. Она повлекла за собой очень серьезное изменение в моей судьбе и во мне. Я считаю, что нам, молодым артистам, очень сильно всем повезло, поскольку мы начали свой путь в кино с сотрудничества с таким профессионалом и человеком. Когда ты снимаешься у Тодоровского, ты пускаешься в путешествие (путешествовать я обожаю, считаю, что деньги надо тратить на путешествия!). То время я вспоминаю с ностальгией. Мы жили одной командой, было ужасно интересно, весело, иногда мы даже ругались, спорили, — в общем, это была целая жизнь, в которую очень хочется вернуться. Потому что там тебе показали, что такое настоящее кино, как оно должно сниматься, как люди должны работать — как единый организм, как один человек. Именно поэтому иногда так разителен контраст, когда сталкиваешься с людьми, которые халтурят. Так нельзя, если тебе перестала быть интересной собственная работа, имей мужество — уйди из этой профессии. Нужно любить свое дело, нельзя его предавать. Иначе ты губишь свою душу — ангелы улетают! В кино, и в театре тоже, вообще в искусстве — должны быть люди, фанатично ему преданные.

- «Поцелуй сквозь стену» можно интерпретировать как своего рода притчу. В вашей трактовке какова мораль всей этой невероятной истории?
- Возможно, что-то объяснит такая метафора — иголка и нитка. Если ты хочешь что-то сшить, у тебя должно быть и то и другое. В этом фильме есть история ребенка, который собирает деньги на лечение, он вдевает нитку в иголку и так зарабатывает деньги. И никто не хочет делать этого сам, все хотят сразу получить иголку с уже вдетой в нее ниткой — то есть никто не хочет трудиться, попросту говоря.
А мой герой, у которого было все кроме ответного чувства, теряя свой дар, но совершая по-настоящему доброе дело, получает наконец и любовь. Все способности могут улетучиться, я называю это — «ангелы улетят». Но благородный поступок, совершенный тобой, может отозваться в твоей судьбе гораздо позитивнее, нежели свалившийся тебе на голову дар.

- А сами вы как зритель и как актер счастливые финалы любите?
- Сначала о нашей картине: хеппи-энд здесь подразумевается. Я вообще-то сам пессимист, поэтому нередко испытываю иронию, глядя, как в некоторых случаях в кино все приводят к счастливому финалу. Может, потому что, как и все мы, знаю, что жизнь человеческая все же конечна. Тем лучше, что раз уж не в жизни, то хотя бы на экране мы можем наблюдать прекрасные, чарующие хеппи-энды. И понимать при этом, что герои, нашедшие и полюбившие друг друга без помощи какого-либо дара, находятся только в начале пути. Потому что уберечь, сохранить эту любовь на протяжении всей жизни — главный вопрос. Добиться любви мы сможем, а вот удержать ее — для этого еще больше сил нужно.

- Как вы считаете, какой он — зритель картины «Поцелуй сквозь стену»?
- Думаю, здесь нет никаких возрастных и прочих ограничений. Фильм можно смотреть и на большом экране, и впоследствии в домашних условиях. Я хотел бы лишь, чтобы зритель после просмотра выходил с чувством в хорошем смысле легкого «обмана». С ощущением, что его вовлекли в эту историю, обманули чуть-чуть, показали, что можно историю и в форме сказки рассказать. Но чтобы он понимал, что здесь халтуры нет, все сделано искренно и на совесть. В общем, зритель… не знаю какой. Разный. Пусть все посмотрят!
Беседовала Лилит ГУЛАКЯН

30.11.-0001
Поделиться статьей:
НОВИНКИ КИНОПРОКАТА
Химера
Braid
2018, США, Ужасы, Триллер, Детектив
Химера
По половому признаку
On the Basis of Sex
2018, США, Драма, Биография
По половому признаку
Dreamland
Dreamland
2018, США, Триллер, Драма
Dreamland
Папа, сдохни
2018, 18+, Россия, Комедия,
Папа, сдохни
Z
Z
2019, Канада, Ужасы
Z
Однажды в Стокгольме
Stockholm
2019, США, Драма, Криминал
Однажды в Стокгольме