Олег Кириченко: «НАМ НУЖЕН ВОЗДУХ»




РОЛАН (№4 [97] Май'2010)

Тридцатичетырехлетнего оператора Олега Кириченко режиссеры называют самородком. Человек он явно талантливый, но загадочный. Говорит, что образование, которое он получил, не имеет никакого отношения к операторской профессии. Но какое — не рассказывает. В процессе учебы пошел работать осветителем на телевидение, там и остался. А потом вдруг раз — и встал за камеру, снял несколько документальных фильмов. А потом стал лауреатом премии «ТЭФИ» за ленту «Великая тайна воды». Дебютом в игровом кино была картина режиссера Анны Меликян «Русалка», которая получила множество международных призов, в том числе приз FIPRESCI в программе Panorama на Берлинале, Гран-при МКФ в Карловых Варах и Гран-при Фестиваля Американского киноинститута. После переливающейся радугой «Русалки» о Кириченко заговорили в киномире, маститые режиссеры стали приглашать его на свои проекты. Так, Вера Сторожева доверила Олегу Кириченко камеру на съемках драмы «Компенсация», и нисколько об этом не пожалела.

- Да, «Русалка» — это был дебют. Когда я снимал эту картину, к кино я вообще не имел никакого отношения. Я работал на телевидении оператором, с постановочной работой, с пленкой я никогда дела не имел. Грубо говоря, только на «Русалке» я узнал, что такое кинокамера, что такое кинопленка. Мы с Аней Меликян друзья, она в меня поверила, дала мне шанс, а я как-то воспользовался этим шансом.
- Вы ладили с режиссером Верой Сторожевой?
- Удивительно, но оказалось, что мы с ней одинаково мыслим.
- Оператор — человек, который первым видит новое кино в окуляр кинокамеры. Какое кино вы увидели, снимая «Компенсацию»?
- Сложно сказать. Кино получилось более жестким, чем задумывалось, более правдивым — и событийно, и стилистически. Но «жестким» в хорошем смысле. Такого, чтобы на пятой минуте просмотра зритель этот фильм возненавидел, здесь нет. Например, жестче стали взаимоотношения между нашими сестрами. Старшие девочки похищают младшую, похищают по-настоящему, мы сняли это так, что в эту секунду не возникает жалости. Все это было продиктовано жизнью, съемками.
- Какая особенность съемок этой картины?
- Мы с режиссером Верой Сторожевой приняли для себя такой принцип — «наблюдение за героями». Но это не холодное наблюдение со стороны, а такое живое авторское наблюдение. Чьими глазами мы смотрим? То, что мы видим на экране, — это субъективный взгляд героев, которые присутствуют в данный момент в кадре. В одном эпизоде мы наблюдаем за ситуацией глазами папы, в другом, кажется, глазами жены, в третьем — дочек…
- Значит, жанр фильма — жесткая драма? Или все-таки это кино с каким-то светом?
- Я бы сказал, что жанр этого фильма — реализм, реализм со всей его красотой и сложностью. В какой-то момент мы даже по стилистике технику съемки распределили: есть сцены, когда в кадре происходят какие-то споры, присутствует динамика, — такие эпизоды мы снимаем «с рук». А бывают сцены, когда нам важно просто слушать героев, хочется просто спокойно на них смотреть — в таком случае камера статична. И все эти планы идут в параллели: в одной квартире девочки спокойно, мирно рассматривают диафильмы, в другой — идут споры, ругаются, выясняют отношения, кто с кем переспал, о детях там и не очень-то думают…
- Вы второй раз уже снимаете современную московскую историю. Москва в этих фильмах разная?
- Абсолютно разная. Это два совершенно разных фильма, их нельзя сравнивать ни в коем случае. «Русалка» — все-таки сказка. А «Компенсация» — фильм более реалистичный…
- И в том и в другом фильме девушки из провинции едут в Москву, открывают для себя этот город.
- В «Компенсации» девочки едут не то чтобы Москву для себя открывать, они едут открывать нового человека — своего папу. Но когда они его встречают, то разочаровываются, обижаются... Москва в данном случае не является каким-то основным героем, город здесь лишь фон. В принципе такая история могла произойти в любом большом городе — в Санкт-Петербурге, в Минске, в Киеве…
- Значит, главной операторской задачей стали портреты?
- Портреты. Было очень важно сделать всех персонажей красивыми. Если разобраться, все наши герои — весьма симпатичные люди, но у каждого из них своя сложная судьба. Да, они совершают неверные поступки, но это говорит лишь о человеческой слабости. Они не вызывают осуждения, отвращения. Их прощаешь…
- Расскажите о выборе локейшна, как сейчас говорят создатели голливудских проектов.
- Читая сценарий, мы совершенно очевидно представляли себе, где мы хотим снимать: как выглядит провинциальное жилье у девочек, какой может быть генеральская квартира, в которой сестры поселяются в Москве, в каком доме должен жить Сергей с новой женой и дочкой. Отправной точкой для нас было определение, что наши герои ни на секунду не должны вызывать отвращения.
Сергей богат — а ведь у нас зрители не очень любят богатых людей, и этот социальный нюанс мы должны были учесть. Поэтому мы выбрали квартиру богатую и интересную, сделанную со вкусом, но без шика и блеска. Квартира светлая, но при этом абсолютно холодная: получается, что его новая семья благополучная, вполне успешная, но в ней есть какой-то холод, есть неправда, о которой мы впоследствии узнаем.
На жилище девочек мы особенно не акцентировали внимание. Простая провинциальная квартирка, не бедная и не богатая, обыкновенная, таких в нашей стране миллионы. А вот в столице сестры поселились в высотке, в квартире, принадлежавшей генералу, который… не справился с жизнью. Ее мы снимали в высотном доме на Котельнической набережной. Мы долго искали квартиру с хорошим видом из окна, думали, это будет вид железной дороги, в любом случае должен был быть какой-то воздух, но нашли нечто более интересное. Из окна нашей квартиры видна почти открыточная панорама Москвы, Кремль.
Интересно место, куда старшая сестра Лена попадает после аварии, — это общежитие музыкального училища. В сценарии было написано, что она оказывается в доме музыканта, который поет в хоре. Но по ходу съемок мы придумали, что это будет не квартира, а общежитие, и не взрослый мужчина-музыкант, а студент, Ленин ровесник. «Музыкальная тема» осталась, она важна сюжетно, но прежде все было более драматично, а мы сделали более комедийно, внесли в фильм какой-то воздух, чтобы зритель отдохнул от переживаний и эмоционального напряжения, которое пронизывает картину.
- Во время съемок случайно видела, каким строгим взглядом вы смотрите на Анфису Медведеву, шуструю кареглазую девочку, которая играет младшую сестренку… Видимо, она много крови попила…
- Нет, мы со всеми дружили, шутили, никто никого всерьез не ругал. Но в общении с детьми должна присутствовать строгость. Играют очень хорошо, но бывало, что они начинали дурить, баловаться. Или если вдруг они почувствовали, что у них что-то получается, они тут же начинают расслабляться и следующая сцена абсолютно не выходит. Но когда их держишь жестко, когда их не хвалишь, а немножечко даже ругаешь, то они работают. Но на самом деле наши сестренки — Анфиса Медведева, Ирина Горбачева, Полина Куценко — девочки замечательные.
- Мне показалось, что Гоша Куценко в «Компенсации» сильно «повзрослел», здесь он как бы старше своего сложившегося экранного образа.
- Совершенно согласен. Может быть, я ошибаюсь, но я не помню, чтобы у Куценко были подобные драматические роли. Разве что в каких-то ранних фильмах. Здесь он абсолютно по-другому выглядит. Вообще весь актерский состав «Компенсации» подобран очень здорово: Гоша Куценко, Любовь Толкалина, Владимир Епифанцев. Все они очень здорово подходят к своим персонажам. Я даже не могу представить, кто бы вместо них мог сыграть эти роли…
Беседовала Екатерина ПОКЛАД

30.11.-0001
Поделиться статьей:
НОВИНКИ КИНОПРОКАТА
Химера
Braid
2018, США, Ужасы, Триллер, Детектив
Химера
Однажды в Стокгольме
Stockholm
2019, США, Драма, Криминал
Однажды в Стокгольме
Этим летом
Summer '03
2018, США, Комедия
Этим летом
Пляжный бездельник
Beach Bum, The
2018, США, Комедия
Пляжный бездельник
Свадебный год
Wedding Year, The
2019, США, Комедия
Свадебный год Wedding Year, The
Папа, сдохни
2018, 18+, Россия, Комедия,
Папа, сдохни