Кино - соборное искусство



"РОЛАН" (№4 Май'2012)

Зрители любят и ценят Андрея Мерзликина за высокий профессионализм, благодаря которому убедительными у него получаются и положительные, и отрицательные персонажи. Впрочем, деление это достаточно условное: когда речь идет о психологии — поди там разберись, что сделало человека именно таким, его характер — это его вина или беда. А вот в мультипликации все, пожалуй, понятнее — тут, если уж добряк, то по полной, если герой, то самый что ни на есть героический, ну и злодей тоже — без страха и упрека. Тем более если это истребитель.

- Андрей, анимационный проект «От винта!» уже совсем скоро стартует в прокате. Чем удивила мультипликационная специфика, чем запомнился процесс работы над ролью?
- Помню, что год назад с удовольствием окунулся в мультатмосферу. Началось все с телефонного звонка — мне предложили, как у нас принято шутить, «посниматься в мультике». Я сказал: «Конечно!» — потому что мне чрезвычайно интересен этот жанр. А индустрия эта развивается, особенно за рубежом. Мы видим новинки, которые нас потрясают, и компания Pixar, к примеру, выше всяких похвал, потому что они, помимо современных технических нюансов, всегда следят за тематикой, за нравственностью, за системой координат добра и зла, которые задают их мультистории. И получаются фильмы, которые очень полезны и для них, и для наших детей. А у меня дома очень жесткий по этой части ценз, я контролирую то, что приходит к нам с экранов. Также мы всей семьей очень оценили опыты нашей мультипликации по части сказок о богатырях, потом о Смешариках, о Лунтике, о Маше и Медведе (эта серия, на мой взгляд, очень удачный аналог советскому «Ну, погоди!»). Короче говоря, мне нравится, что эта индустрия развивается и появляется много новых хороших мультфильмов, что говорит о каком-то оздоровлении этой культуры. И, конечно, мне, как артисту, всегда было интересно поработать с таким материалом. Тем более что никогда прежде я в мультфильмах не работал и не имел представления, как они делаются. Вернее, только слышал, что при создании нынешних мультфильмов сначала возникает радиоспектакль — запись голосов артистов, и только потом под этот звуковой ряд, под те эмоции и интонации, которые уже найдены актерами, рисуются персонажи. Конечно, был кастинг голосов, затем меня утвердили — мне было очень приятно. И в проекте «От винта!» мне пришлось вместе с режиссером включать воображение, искать, каким этот герой будет, как выражать его эмоции, как будут меняться его интонации, причем чтобы все было органично. Возможно, со стороны кому-то это может показаться неинтересным, но, поверьте, для меня это было очень увлекательно: стояла камера, стоял микрофон и — текст, собственно, я и текст. И режиссер. Рядом стояла камера, которая записывала непосредственно мои эмоции, потому что все равно играешь не только голосом, забываешься и начинаешь использовать мимику, жестикулируешь, и камера все это фиксирует. Наверное, кое-что из всего этого может лечь и в пластику персонажа — в данном случае самолета.

- То, что это были именно самолетики, а не зверушки или какие-нибудь человечки, усложняло вам задачу?
- Нет, здесь нет разницы, за всем этим все равно некая сублимация того, что это люди, мы ведь выражали человеческие эмоции. В тех же западных «Тачках» тоже ведь были не просто машинки, а некие человеческие типажи, узнаваемые характеры. Ну и у нас — весь спектр человеческих эмоций и взаимоотношений присутствовал, только бушевали все эти страсти в героях-самолетиках. У нас там были и «кукурузники», и «Яки», и «МиГи» — но это все архетипы людей. И каждый из нас может узнать или не пожелать узнавать себя в том или ином обличье, но в принципе это слепок с нашей жизни. Свой персонаж я увидел впервые в виде эскиза на бумаге, это был истребитель «МиГ». Это злодей, так часто в моей актерской судьбе бывает, что на мои плечи ложится персонаж с функцией «отрицательный герой». По сюжету у нас идет такое соревнование, кто же будет чемпионом, кто же будет лидером. И мой персонаж, что называется, «крутой», он уверен в себе, знает, как победить. В общем, соответствует своей характеристике «истребитель». И тут появляется подающий надежды маленький такой «ястребок». И начинается между ними соперничество, причем и на любовном фронте тоже, то есть мы там бьемся и за победу в соревновании, и за сердце, вернее, за мотор (смеется) прекрасной дамы, нашей девушки-самолетика. Мне понравилась сама история, сценарий замечательный, хороший вектор добра и зла, все расставлено по своим местам. И компания у нас актерская была прекрасная, все складывалось отлично. Мой сын Федор меня все время спрашивал: «Папа, ну когда же покажут этот мультик?» — столько я ему всего уже рассказал, так разрекламировал «От винта!», что он ждал премьеры с нарастающим нетерпением. Так что вся наша семья с большой радостью узнала, что ждать показа осталось совсем чуть-чуть.

- Долго бились над нужными интонациями?
- У меня нет особых голосовых возможностей в отличие от некоторых моих коллег, которые могут хоть кого изобразить. Но я бы не сказал, что в моем случае это были муки творчества, что я именно бился над текстом — все было ужасно интересно и весело. И я очень рад, что, несмотря на мои скромные вокальные данные, мне в конечном счете удалось найти звуковое отображение своего персонажа. И теперь эта роль как будто открыла мне дорогу в мультипликацию: меня позвали в другой анимационный проект, это будет короткометражный мультик. На этот раз мне предстоит озвучивать, как это ни покажется странным, утенка. А вообще история там про мышку, которая пытается всем понравиться. Буквально на днях пойду на озвучание и на этот раз уже обязательно возьму с собой сына и дочь, чтобы они воочию узнали, как создаются современные мультфильмы, как актеры работают над своими образами, персонажами. Думаю, после этого визита на киностудию мои дети с еще большим интересом будут следить за развитием событий в мультиках на экране. Мультфильмы — это их самое любимое развлечение сейчас, в их нынешнем возрасте. Теперь они будут понимать, какой большой труд стоит за этой кажущейся легкостью.

- А сколько лет вашим детям?
- Федору пять с половиной, Серафиме — три с половиной. То есть это целевая аудитория анимационного кино. А «От винта!», кстати, мультфильм, на который смело можно идти всей семьей, он задуман как зрелище, которое способно увлечь и маленького зрителя, и взрослого, сценарий написан с юмором, сочно, выразительно. Юмор, как это часто бывает, многоплановый — в расчете на восприятие и детей (которые берут первый план), и взрослых (которые оценят все нюансы).

- Как вы считаете, что можно было бы сделать, чтобы как-то оживить ситуацию в отечественном кино?
- Мне кажется, нужно некое вливание новых сил извне, приток свежей крови. Подвижничество нужно осуществлять. Люди часто идут в кинематограф в первую очередь за популярностью и поэтому пытаются стать актерами или режиссерами, но в кино есть масса интереснейших и абсолютно необходимых специальностей, быть в которых профессионалом — значит быть по-своему незаменимым для кинопроцесса. А чтобы это произошло, нужно будет пройти определенный путь становления — и творческого, и человеческого. Думаю, весь наш кинематограф испытывает дефицит историй. Вот запустить бы такую программу, практически государственную, — по поиску талантливых сценариев (нечто подобное было в США). В рамках этой программы каждый мог бы попытать свое счастье стать автором будущей киноистории, иметь шанс продать ее, стать богатым человеком в случае качественности предлагаемого материала, потому что за хороший сценарий сейчас готовы платить серьезные деньги.
Чем раньше это начнется, чем больше людей загорится этой идеей, тем быстрее мы достигнем успеха в кино, сдвинем многое с мертвой точки, и качество такого конкурса от года к году будет улучшаться. Это живой процесс, тут главное начать. В кино огромное количество интереснейших профессий, это целый мир. Возрождение и развитие кино могло бы стать национальной идеей для нашей страны, а кинематограф — объединяющим символом. Это ведь космополитичный вид существования, кино «вынуждает» нас быть вместе, быть солидарными в продукте. Это командное искусство, соборное.

- И в особенности в помощи и вливании новых сил, на мой взгляд, нуждается детский кинематограф.
- Вы знаете, иногда я думаю, может, и слава Богу, что некоторые современные режиссеры не занимаются детским кино, потому что многим просто нечего сказать. Что они расскажут?! Каким ценностям научат наших детей? Если они будут рассказывать то, что они показывают нам по телевизору, тогда — увольте, лучше не надо! Потому что никакого внутреннего нравственного ценза у некоторых современных художников нет, многие из них — хорошие режиссеры, но там нет внутренней системы координат. То есть, грубо говоря, что ты проецируешь в мир, то и получаешь, каждый режиссер получает то кино, которое он запустил вовне, получает по «выхлопу» ту картину, которую и проецировал.

- Булгаковская фраза о рукописях, что не горят, вспомнилась мне в связи с историей с картиной «Кабы...» — кино, видимо, тоже не исчезает бесследно. Признаться, я была изумлена внешним видом вашего персонажа на сайте фильма!
- А я был изумлен тем, что картина все-таки дойдет до зрителя — получил приглашение на показ, значит, наконец-то это случится. Лет пять назад мы ее снимали, это был своего рода эксперимент, к чему я всегда стремился, мне нравится экспериментировать. Есть кино, в которое ты идешь работать за каким-то большим именем — партнера, режиссера, а есть фильм-эксперимент, который уже этим привлекает. Начиналось все как короткометражное кино. Олег Осипов, с которым я подружился, работая актером в одном из его продюсерских проектов, решил попробовать себя в режиссуре и позвал нас, друзей-товарищей, чтобы мы там поучаствовали, что мы и сделали. И однажды он звонит с сообщением, что у него родилась мысль довести эту короткометражку до какого-то экспериментального полного метра. Я сказал: «Ну почему бы и нет!» — потому что персонаж у меня довольно интересный, экстравагантный — я там играю мужчину, переодетого в женщину… Я не знаю, зачем мне это надо было на тот момент. Каждому актеру хочется в хорошем смысле слова поприкалываться, подурачиться, пошкодничать.
И, видимо, лавры Олега Табакова не давали мне покоя, он много и мастерски играл женщин. Вот я тоже захотел почувствовать, каково это, пошел на эксперимент: ходил в парике, в платье, в чулках, на каблуках — очень добросовестно. Что-то такое мы там все играли, изображали и вроде как снимались мы в комедии, а что уж получилось — не знаю, посмотрим на премьере. Но дух, атмосфера эксперимента на съемках и вдохновляли нас. Нам было интересно в процессе, интересно участвовать. Затем, с прискорбием скажу, ушел из жизни режиссер Олег Осипов. И прошло уже много времени, я уже думал, что картина канула в Лету. Но с радостью узнаю, что нет! И в мае у нас будет возможность прийти и посмотреть, что же мы все вместе тогда наваяли.
И учитывая, что далеко не у каждой картины есть возможность дойти до зрителя, я могу только с радостью констатировать, что в данном случае все сложилось по-другому. И у нашей истории есть логическое продолжение — если кино сняли, его должна увидеть публика, в конце концов это лучшая память о режиссере. Будет здорово, если мы соберемся на премьеру, посмотрим кино и подарим Олегу Осипову свои аплодисменты.

01.05.2012
Поделиться статьей:
НОВИНКИ КИНОПРОКАТА
Галвестон
Galveston
2018, 18+, США, Боевик, Триллер, Драма, Криминал
Галвестон
Облепиховое лето
2018, 12+, Россия, Биография, Драма
Облепиховое лето
Братья Систерс
Sisters Brothers, The
2018, США, Франция, Испания, Комедия, Приключения, Боевик, Драма
Братья Систерс
Репродукция
Replicas
2017, 16+, США, Великобритания, Китай, Пуэрто-Рико, Фантастика, Триллер
Репродукция
Папа, сдохни
2018, 18+, Россия, Комедия,
Папа, сдохни
Фагот
2018, 18+, Россия, Комедия
Фагот