Александр Головин: "Я позитивный человек!"



"РОЛАН" (№4 Май'2012)

Александр Головин, звезда сериалов «Кадетство», «Кремлевские курсанты», «Папины дочки», в кино не новичок. В 23 года у него в портфеле уже более 30 теле- и кинопроектов, среди которых — «Елки», «На измене», «Золушка 4х4». И все же самой яркой в большом кино для Головина остается его роль в картине Александра Атанесяна «Сволочи». Много играл Александр в семейном, детском кино, за что его порой называли Маколеем Калкиным отечественного кинематографа. Голос этого молодого, характерного, фонтанирующего энергией актера наверняка сразу узнают зрители нового полнометражного 3D-анимационного проекта «От винта!», где самый непоседливый персонаж, приятель главного героя, безбашенный орел Балабан говорит голосом Саши Головина.

- Александр, вам прежде мультики озвучивать не приходилось?
- Нет, это был мой первый опыт встречи с мультипликацией в качестве актера, говорящего за одного из героев. И дебют осложнялся тем, что мне приходилось, не видя своего героя, выдавать самые разные необходимые по сценарию эмоции — в ответ на справедливые требования нашего замечательного режиссера, которая старалась все объяснить корректно и доходчиво.

- Отсутствие видеоряда было минусом для вас?
- Мне кажется, да, это все-таки затрудняло процесс. Было сложно — хотелось видеть своего персонажа, потому что мне как-то недоставало информации о нем. Конечно, мне показали эскиз с его изображением, но, согласитесь, это не то, разве может статичная картинка сравниться с двигающейся мультяшкой? Короче, очень многое надо было домысливать, дорисовывать в воображении и придумывать на ходу. Например, фраза вроде бы простая — «Побежали!» — а как персонаж при этом двигательно себя проявит? Вскинет крыло, указывая дорогу, или сделает им взмах, или головой как-то по-особенному мотнет?..

- Саша, внесите, пожалуйста, ясность: кто же он, ваш персонаж?
- В отличие от других героев, он не из металла сделан, это птичка. Орел.

- Ничего себе «птичка»! Я себе уж было представила воробушка. А орел-то — другое дело, звучит гордо.
- Ну да, там как раз у этого персонажа проблема в том, что для орла он, прямо скажем, трусоват (боится маленьких птиц, и от этой фобии ему помогает избавиться главный герой, самолетик Витязь, с которым он дружит). Так что я озвучивал такую шуструю, дурную птичку.
В общем-то, герой мой — обаятельный, легкий, озорной, не особенно думающий и совсем не орлиного полета, не геройского поведения. Правда, он проходит свою эволюцию, путь становления, в ходе которого расправляет крылья и начинает соответствовать нашему представлению об орлах. При этом он, будучи другом главного героя-самолета, в свою очередь, помогает ему преодолевать различные трудности. Что касается моего отношения к персонажу, думаю, в принципе он мне подходит, я сам молодой (насколько знаю, все остальные актеры, озвучивавшие других персонажей в этой картине, старше меня), так что как минимум логично, что пташка досталась мне. Орлик такой искренний, наивный получился. Хотя о чем я? Какой он получился в итоге, я узнаю только на премьере. Интересно самому.

- Все-таки странно, что до этого никому не приходило в голову позвать вас на озвучание мультфильма, казалось бы, так логично: после «Ералаша» — в анимацию.
- Зато после «От винта!» возникло новое предложение — я озвучил Гекльберри Финна в отечественной анимационной картине «Том Сойер». Видимо, какой-то портал открылся мультипликационный, стоило только начать! И вот тут все было наоборот  — видеоряд уже существовал, и мне предстояло голосом поддерживать то, что было на экране, находить этому вокальный эквивалент. Откровенно говоря, мне так было легче,. Хотя и в «От винта!» мне тоже понравилось, это же анимация — тут все интересно. Я с удовольствием хожу в кино, чтобы посмотреть анимационные картины, и мне не кажется это каким-то несерьезным, инфантильным занятием. Сейчас такие классные мультики выходят, в основном, правда, западные (ну их просто больше), но и наша мультипликация уже тоже проснулась. Мне нравится в современной анимации, что она такая демократичная, универсальная, что ли: они не плоские, в любом из них практически есть что-то для взрослых, юмор изящно выстроен так, чтобы было смешно и родителям, и детям. Ну и этот посыл находит благодарного зрителя не только в лице пап и мам со своими отпрысками, но и среди молодежи, без детей — я имею в виду. Приходишь, смотришь и получаешь удовольствие от мастерски сделанного фильма. Далеко не каждый проект, снятый в расчете на детей, может быть универсальным, те же новогодние елки, к примеру, или детские спектакли, а вот анимация как-то нашла ту нишу, в которой создает «продукт», интересный и взрослым тоже. «От винта!», думаю, из числа таких проектов — семейное кино, а также для всех возрастов без исключения.

- Вот вы обмолвились о спектаклях, насколько я знаю, вы довольно много работаете в театральных постановках. Это антрепризы?
- Да, именно так. У меня много антреприз — со всякими компаниями и продюсерами, я не люблю сидеть на месте, а антреприза — это постоянное пребывание в тонусе, стимул держать себя в хорошей рабочей форме и много ездить, встречаться со зрителями. Вот сегодня мы с вами беседуем, пока в антрепризном спектакле у меня обеденный перерыв, потом я поеду на другую репетицию, а вечером у меня еще кастинг. И я рад — люблю такой ритм жизни.

- Честно говоря, для меня сюрприз, что вы востребованы театральными продюсерами, мне казалось, что ваша внешность больше подходит для кино.
- Да, и я понимаю, как мне везет: далеко не каждый киношный актер может играть в театре. Тут можно только поплевать через левое плечо, чтоб не сглазить: меня на сцене зрители воспринимают, любят, ну а я стараюсь ярко, громко, с подачей нести характер своего персонажа.

- А что у вас на ТВ?
- Вполне благополучно. Сейчас снимаем пилотную серию одного проекта на СТС, рабочее название — «Мужчина на вырост». Это я и есть, по задумке авторов, мужчина на вырост  — интересное название. Ну и еще «Папины дочки» продолжают сниматься, сейчас готовятся новые сюжеты, пишутся сценарии, хотят модернизировать саму съемку — чтоб не с одной камеры снимать, а как-то живо, динамично. Пока еще к съемкам мы не приступили, поэтому, как это будет, я могу только предполагать, надеюсь, что все получится… Ну, вот так как-то — спектакли, гастроли, позавчера вернулся из Казахстана, и сразу, практически без передышки, влился в стремительные потоки московской жизни.

- Как считаете, у вас есть определенное амплуа?
- Я стараюсь сделать так, чтобы какое-то определенное амплуа за мной не закрепилось. Мне интересно разное, я хочу себя проявлять по-новому в каждой роли, не повторяться. Вот, если говорить о театре, я участвую в спектакле «Билокси-блюз», это пьеса Нила Саймона, где у меня роль такого, на первый взгляд, забитого парня — Арнольда Эпштейна, у него гастрит на нервной почве, сам скрипач, а его в армию забирают. Согласитесь, не очень вяжется со мной этот образ, но я обеими руками ухватился за возможность сыграть его, его драму. Тем более что он также претерпевает эволюцию (это же так интересно: актерскими средствами показать эти изменения) и в конце пьесы предстает совершенно другим человеком. Зрители очень хорошо откликаются на нашу работу, замечательные, теплые отзывы пишут. Много у меня и смешных ролей — это, может быть, предсказуемо, но я и здесь стараюсь найти что-то оригинальное, отличающееся от моего предыдущего опыта в комедиях. Например, в спектакле «Однажды в Нью-Йорке» (мы с Митей Логиновым там работали вместе) я играю козла — это не фигурально, это не характеристика человека, настоящего козла я там играю, которого фермер научил петь, говорить, танцевать, курить сигареты, знакомиться с девушками. А он хозяина обокрал и стал звездой на Бродвее.

- Ну это уж какие-то вариации на тему «Собачьего сердца»!
- На американский лад. Причем выступаю я на Бродвее под именем этого несчастного фермера, так он за меня еще и налоги платит. Он пишет в департамент юстиции, в союз актеров, мол, посмотрите, это же козел! Это очень смешная история!

- А вы где учились?
- У меня нет актерского образования.

- Жизнь — вот ваши университеты?
- Так получилось, я честно пытался поступить в различные творческие вузы нашей страны. Я чувствую необходимость в этом образовании и недостаток своих знаний и умений, но пока приходится все это восполнять, обращаясь к старшим товарищам — моим партнерам (благо это все талантливейшие люди). Учеба  — это твой багаж, из которого ты постоянно что-то достаешь, там всегда можно найти массу полезных вещей. Мне двадцать три года, и я бы давно уже окончил соответствующий вуз, но я поступал, а меня не брали. Говорили, не годен, что-то вроде этого (смущенно усмехается).

- Ну, предположим, в приемных комиссиях театральных вузов не знали, как использовать ваш типаж, но уж во ВГИКе-то должны были принять вас с распростертыми объятиями?
- Там против меня были, скорее, какие-то обстоятельства, а люди, наоборот, были бы рады, но я опоздал. Поздно пришел — уже на третий тур каким-то образом прорвался, к Игорю Ясуловичу пытался, и он готов был меня принять (мы, кстати, до того успели с ним в одной картине сыграть отца и сына). Но нарушить регламент он не мог: раз я не прошел предыдущие туры, меня никак нельзя было принять, минуя их. Так что я не учился нигде, но я учусь каждый день, учусь и работаю одновременно.

- Ох, сейчас кто-то это прочтет, загорится, скажет — я тоже так хочу!
- И говорят, причем нередко друзья-приятели. Говорят: «А дай я тоже попробую! Меня возьмут сниматься в кино?» Я в таких случаях отвечаю: «Могут взять. Но ты ответь сперва себе на вопрос: для чего ты делаешь это? Если ради денег, ради популярности  — у тебя ничего не получится. А если ты хочешь открыться душой и отдать кусочек себя публике, тогда стоит попробовать». Один мой друг подумал и ответил: «Наверное, я все-таки хочу стать знаменитым». «Тогда не стоит и начинать», — я так считаю.

- А от старших коллег в свой адрес не чувствовали некоего упрека, дескать, мы учились, а этот вон какой молодой да ранний?
- Нет, я позитивный человек и никакого снобизма или снисходительности в свой адрес не замечал. Кроме того, многим и в голову не приходит, что я не учился. Наоборот, чаще спрашивают, что оканчивал, и изумляются, услышав, что ничего.

- А почему в вашем расписании нет такого пункта, как большое кино?
- Потому что, к сожалению, пока я не работаю в нем, недавно вроде всплыл один проект, но, увы, не получилось по ряду причин. Иногда по занятости у меня не выходит подписать контракт, иногда мы с режиссером, поговорив друг с другом, понимаем, что не сработаемся. Обнаруживается, что мы говорим на разных языках — «неконтакт» возникает.

- Может быть, ваша юная внешность (а выглядите вы моложе 23-х) и шлейф ролей не дают режиссерам абстрагироваться и воспринять вас более серьезным, взрослым?
- Трудно сказать, просто у меня действительно такая внешность, да и внутренняя природа, что я моложе своего паспортного возраста. Что тут сказать режиссерам? Дерзайте (смеется), попробуйте рискнуть и взять меня на роль, доверьте мне ее. И я оправдаю доверие. Это так важно, чтобы в тебя поверили, как это было со мной в картине «Сволочи», где я серьезен и собран, где нет и следа от моих дурашливых персонажей из детского тележурнала.

- О какой роли мечтаете?
- Хочется поговорить о любви. Сыграть в фильме в стиле «Дома у озера» с Киану Ривзом. А еще сняться в блокбастере, чтобы пострелять, побегать, если это будет к тому же и нечто фантастическое  — просто супер. Но больше все-таки хочется сыграть в фильме о любви!

Лилит Гулакян

01.05.2012
Поделиться статьей:
НОВИНКИ КИНОПРОКАТА
Лондонские поля
London Fields
2017, Великобритания, США, Триллер, Детектив, Криминал
Лондонские поля
Точка невозврата
High Wire Act
2018, 18+, США, Триллер, Боевик, Экшен
Точка невозврата
За бортом
Overboard
2018, 16+, США, Мелодрама, Комедия
За бортом
Реинкарнация
Hereditary
2018, 18+, США, Ужасы, Драма, Детектив
Реинкарнация
Анон
Anon
2017, 18+, Германия, Фантастика, Триллер, Экшен
Анон
Репродукция
Replicas
2017, 16+, США, Великобритания, Китай, Пуэрто-Рико, Фантастика, Триллер
Репродукция