Компенсация
2010, Россия
86 мин. 16+
Режиссер: Вера Сторожева
Сценарист: Наталья Назарова
Релиз в России: 19.08.2010

Две сестры, похоронив мать, едут из провинции в Москву на поиски отца, бросившего их пятнадцать лет назад, когда одной было шесть, а другой едва исполнился год. Случайно в журнале им попадается интервью с их отцом — успешным бизнесменом, счастливо живущим в новой семье и обожающим свою маленькую дочку. Обделенные счастьем и любовью сестры решают предъявить ему счет и идут на отчаянный шаг…

Пресс-релиз



ИДЕЯ

Вера СТОРОЖЕВА, режиссер:
- «Компенсация» — история о том, что каждому из нас так или иначе приходится платить за то плохое, что мы кому-то сделали, или за ту любовь, которую недодали. И чем дальше, тем эта компенсация тяжелее. Наш фильм рассказывает историю человека и трех его дочерей. В свое время герой оставил двух старших девочек, уехал из провинции, исчез из их жизни, как умер. Теперь у него в Москве другая семья, любимая маленькая дочка, жена, которую у нас играет Любовь Толкалина. Наше кино о том, что же происходит при встрече отца с подросшими детьми.

Наталья НАЗАРОВА, автор сценария
- Очень часто так бывает: отец уходит из семьи, в которой остается ребенок, во втором браке у него все складывается намного лучше. Меня всегда волновало, как себя чувствует этот ребенок. Мне казалось, что ему должно быть страшно обидно, потому что он чувствует, что его семья для отца была каким-то полигоном, пробной попыткой. Для ребенка развод — огромная трагедия, разрыв, который травмирует душу… Оправдывая родителей, дети часто еще берут вину на себя: мама с папой развелись потому что он, ребенок, плохой. В таких выросших детях всегда живет стремление доказать, что они достойны любви, и даже больше, чем любви. Так сложно преодолеть конфликт с миром, который возникает, когда тебя бросает отец. Близкий человек в принципе не должен предавать.

Гоша КУЦЕНКО:
- Мы, мужчины, в ответе только, наверное, за свое бегство, которое мы осуществляем в жизни. Очень мало людей среди нас (я их очень уважаю, такие все же есть), которые сейчас живут семьей, сохраняют ее, оберегают. Огромное число неполных семей. У нас в этом вопросе очень сложная, печальная статистика в стране. Семья как институт — ее институтом-то не назовешь, еле на кафедру тянет! Это очень сильная, глубокая тема, и Вера имеет право о ней говорить — она мать. Она очень чуткий человек и имеет право говорить на эту тему неожиданно, резко. Вера особенно «не парилась» на тот счет, не будут ли какие-то сцены выглядеть наивно, не слишком ли это просто, банально, она не просчитывала ходы, а была откровенной и искренней из сцены в сцену. И я понял — Вера имеет право на все. Для нее существовали только эти три сестры и эволюция их отношений сквозь время. Для кого-то прошлое — это реабилитация, а для кого-то — компенсация.


Ирина ГОРБАЧЕВА, старшая сестра:
- Кино о том, что бывает, когда человек не может остановиться, когда заходит слишком далеко, и часто все это приводит к очень плачевным результатам. Но все равно надо уметь прощать и надеяться. Конечно, в картине есть и комедийные сцены, и смешные моменты. В трагедии это всегда должно быть... Но я уверена, что наш фильм не будет морализаторским, назидательным. Просто такая сцена из жизни: смотрите, как бывает.

Полина КУЦЕНКО, средняя сестра:
- Это история про сестер, которые одни остались в этом мире… Они любят друг друга, они хотят найти свое счастье. А счастье — это семья. Им неважно, богатый их папа или нет, для них главное — быть вместе.
Поэтому они отправляются на поиски отца. Мне кажется, «Компенсация» — очень серьезная, интересная картина. Это будет кино для всех — и для взрослых и для подростков, здесь они смогут увидеть, постараться понять жизнь других людей и, быть может, что-то изменить в себе.


Гоша КУЦЕНКО:
- Полина росла без меня, конечно, в любви, в заботе, Полиночка выросла в шикарной семье! Но ее отец всегда был в этом черном ящичке (показывает на мобильный) — в телефоне в основном. Думаю, режиссер это эксплуатировала, когда она играла воспоминания, разлуку — она ее чувствовала. Мне кажется, Вера не позволяла им перегибать палку. Я боялся, чтобы эта тема компенсации не стала навязчивой. Зритель ведь сидит голый душой своей, и нельзя было ее бить, бичевать. Но Вера делала все искренне, с чувством, с каким она имеет право это делать как режиссер. Вера Сторожева осталась настороже, с одной стороны, а с другой — не утратила веры в свою идею! Вот! Оставьте эту реплику для Сторожевой!


Анфиса МЕДВЕДЕВА, младшая сестра:
- Это история про девочку, которую похищают. Это было так: стою я возле школы, жду папу, меня приманивают к машине фотографией, а потом из окна высовывается рука с ватой и эфиром, меня усыпляют и затаскивают в машину. Две сестры меня похищают. Сначала средняя, Кристина, со мной хорошо обращается, а потом, как старшая Лена, меня начинает бить. Я там на нее колотушкой замахиваюсь, стекло разбиваю. Это будет очень интересно! Но так, в жизни, мы с девочками дружим…

ЖАНР

Вера СТОРОЖЕВА:
- По жанру наше кино не мелодрама, а скорее криминальная драма с преступлением, с развитием, с поиском: для того чтобы отомстить своему отцу, две старшие сестры похищают сестру младшую.

Наталья НАЗАРОВА:
- Я всегда стараюсь делать истории, которые бы были веселыми и грустными одновременно. Меня всегда волнует сплав трагического и комического, потому что в жизни это всегда так близко! Так и в «Компенсации», несмотря на драматичность событий, есть и комичные моменты. Ведь и сами героини, наши девчонки-то, они очень смешные. Они же дуры… Я вообще люблю этот возраст полуподростковый, я настолько его понимаю!

Гоша КУЦЕНКО:
- Вообще о картине я могу сказать, что, с одной стороны, это очень агрессивное кино, местами беспощадное — особенно для мужчин (не зря они на родах падают в обморок). Но с другой стороны, там были правильные переключения. Я поверил девочкам уже в сцене смерти мамы, и верил, когда Ира одним поворотом головы вдруг становилась совершенно другой…

Олег КИРИЧЕНКО, оператор:
- Я бы сказал, что жанр этого фильма — реализм, реализм со всей его красотой и сложностью.

Анфиса МЕДВЕДЕВА:
- Есть моменты, когда надо плакать, смеяться. Тогда надо настраиваться: я представляю что-нибудь грустное или веселое. Я уже несколько раз в фильмах плакала. Но мне нравится сниматься, это не очень сложно.

СТИЛЬ

Гоша КУЦЕНКО:
- Это абсолютно современное кино, оно, может быть, не из Москвы — я бы не назвал «Компенсацию» московской картиной. Если бы ее снять по законам Москвы, по законам американского кино, это будет подразумевать совершенно другие кадры. Плывет в кадре пароходик, и вроде это должно быть красиво, а у нее он просто плывет, просто едут машины. Изобразительное, камерное, авторское присутствует здесь, притом что выдержано все в жанре детектива. Здесь есть криминал, как вы заметили, который очень пугал меня сначала — до того, как я прочел сценарий. И в то же время музыка — где-то вообще вне жанра. Музыка, звучащая изнутри, а не обслуживающая эту картину. Я предлагал Вере свои услуги музыкальные — в моем представлении в фильме музыки должно было быть больше, что, возможно, в итоге навредило бы ей. Это авторский взгляд, Вера — автор, я бы назвал ее — автор проекта…


Олег КИРИЧЕНКО, оператор:
- Кино получилось более жестким, чем задумывалось, более правдивым — и событийно, и стилистически. Мы с режиссером Верой Сторожевой приняли для себя такой принцип — «наблюдение за героями». Но это не холодное наблюдение со стороны, а такое живое авторское наблюдение.
Главной операторской задачей на этой картине стали портреты. Было очень важно сделать всех персонажей красивыми. Если разобраться, все наши герои — весьма симпатичные люди, но у каждого из них своя сложная судьба. Да, они совершают неверные поступки, но это говорит лишь о человеческой слабости. Они не вызывают осуждения, отвращения. Их прощаешь…

АКТЕРЫ

Вера СТОРОЖЕВА:
- Когда я приехала знакомиться с Гошей Куценко, которого мы решили пригласить на роль отца, он говорит: «Знаете, а у меня есть дочь». — «А сколько ей лет?» — «Тринадцать». Сама идея, что отец и дочь реальные сыграют отца и дочь кинематографических — привлекательна, потому что есть и физиономическое сходство, и некие психологические отношения, — все это, на мой взгляд, могло придать картине дополнительную драматургию.
Я думаю, сотрудничество с дочерью для Гоши — внутренняя актерская работа, то, из чего он лепит образ. Они оба — отец и дочь — увлечены работой и для каждого из них в этом кино есть очень личные моменты.

Гоша КУЦЕНКО:
- Просто так случилось, что Полина приезжала ко мне на репетицию и Вера увидела ее, задала вопрос, кто это, я ответил: «Это моя дочь». — «Сколько ей?» — «Тринадцать». И тогда Вера спросила: «Можно я попробую ее?» Я ответил: «Конечно, попробуй, но это не мое условие съемки в фильме. Если я увижу, что она плохо работает, для меня это будет большим угнетением, нежели то удовольствие, которое я получу, когда увижу, что она мне нравится!» Полина просто в таком возрасте, что еще растет, и как все девочки она так необязательна — например, не обращала внимания на камеру — она любит жизнь. Я очень хотел, чтобы она, и на личном опыте, и наблюдая за взрослыми, поняла, что такое труд, что такое двенадцатичасовая смена. Чтобы она ощутила себя актрисой, чтобы она уставала, чтобы она коснулась этой профессии.


Полина КУЦЕНКО:
- Папа давал мне советы, наставления артистические, и сказал: «Отнесись к картине серьезно, так серьезно, как бы ты отнеслась к настоящей жизни. Иначе не получится искренне».

Гоша КУЦЕНКО:
- С дочерью своей я был одну секунду в кадре — в той сцене, где я не узнал девочек, — мы стояли, смотрели друг на друга, я корчил ей рожи, она — мне, мы улыбались. Это был счастливый момент.


Ирина ГОРБАЧЕВА:
- Общение с Гошей, с которым у нас было всего две сцены, для меня очень ценно. В быту существует стереотип, что человек с экрана — это необычный человек. А Гоша оказался очень простым, открытым. Он очень яркий, подвижный, мобильный, все время что-то предлагает, импровизирует, от него прямо веет перспективой. Но и смешной, конечно… Очень трогательны его взаимоотношения с Полей: папе хочется проявить внимание к дочке, той тоже хочется, но она стесняется… Возраст такой!

Гоша КУЦЕНКО:
- Я отдыхал со своими партнерами — мне понравилась работа Любы Толкалиной, с которой мы играли давным-давно. И я говорил: «Вера, мы уже сыграли с ней в «Антикиллере» мужа и жену!» — а Вера кивала головой и отвечала: «Ну, ничего...» — и я понимал, что она не смотрела это, — ну и слава Богу.
Люба великолепно сыграла эту шикарную характерную роль! У меня порой создавалось такое впечатление, что в жизни она только и занимается тем, что выруливает такие ситуации. И мы с Егором, когда будем вместе смотреть эту картину, будем ржать и грозить ей пальцем. Она блистательно исполнила эту роль, у нее очень тонкий нерв, Люба — молодец. А с Володей Епифанцевым, это мой товарищ, мы придумали веселую драку. Володя тоже «выруливал» неоднозначный характер своего персонажа, также пытался сделать его современным, адекватным нынешнему периоду, не из 90-х. Я, кстати, тоже максимально старался дистанцировать своего героя от этих клише 90-х, не собирался делать его каким-то криминальным бизнесменом, «авторитетом», мой герой думал, что он знает, что такое жизнь, и вдруг выясняется, что он вообще ничего не знает о ней, вообще!

Любовь ТОЛКАЛИНА, вторая жена героя:
- Еще со времен «Антикиллера» мне хотелось — даже нельзя назвать просто словом «поработать» — опалиться счастьем в работе с Гошей Куценко. Сколько лет прошло — восемь или девять — и мы снова встретились на площадке. И я очень рада была, что именно Гоша задействован в этой семейной драме, потому что он трогателен во всем этом. Я даже не ожидала, что детская тема его так задевает.

Владимир ЕПИФАНЦЕВ, следователь:
- Очень хорошие были партнеры — прекрасный Гоша Куценко, чудесная Люба Толкалина. С Гошей вообще удобно работать: поскольку он человек ответственный и над ролью всегда работает интенсивно, то это сильно стимулирует и заставляет работать всех вокруг — мне это нравится. Раньше, может быть, он несколько распылялся (но это мое субъективное мнение), теперь же я увидел его артистом, который скрупулезно продумывает все детали персонажа и старается добиться точности.

Олег КИРИЧЕНКО:
- Может быть, я ошибаюсь, но я не помню, чтобы у Куценко были подобные драматические роли. Разве что в каких-то ранних фильмах. Здесь он абсолютно по-другому выглядит. Вообще весь актерский состав «Компенсации» подобран очень здорово: Гоша Куценко, Любовь Толкалина, Владимир Епифанцев. Все они очень подходят к своим персонажам. Я даже не могу представить, кто бы вместо них мог сыграть эти роли…

ГЕРОИ
Гоша КУЦЕНКО:
- Мой герой, он закрыт, как «зазипованная» компьютерная программа, он такой «zip» — есть такой формат сжатия. И потом ситуация с дочками раскрывает этого человека, картина распаковала этот файл. Таких много семей на самом деле, на первый взгляд успешных, в которых живет скрытая драма, откуда родом и все семейные психологи, и вообще психология как таковая.


Полина КУЦЕНКО:
- Кажется, мы с моей героиней очень похожи, она такая же спокойная, она не задумывается о том, как она выглядит в глазах других людей, она просто живет, любит, надеется. Она помогает своим сестрам добраться до цели, встретиться с отцом… Фильм заканчивается так красиво и печально… Мне кажется, это будет впечатляюще.

Ирина ГОРБАЧЕВА:
- Моя героиня, она ведь только делает вид, что она сильная, резкая. Агрессия, вспыльчивость у нее возникают от безысходности. Будучи старшей сестрой, она как бы подменила в семье отца. Жизнь ее измотала, огрубила. Но на самом деле она ранимая, мягкая, ей хочется семьи, ей хочется, чтобы рядом был отец (девочки всегда тянутся к папе). Она все готова ему простить, она только этой идеей и горит — быть рядом с папой… От накопившейся злобы, горечи, ее рассудок затуманивается и она совершает поступки, о которых, конечно, потом жалеет. Но бывает так, что, когда ты уже что-то натворил, этот снежный ком катится и ты уже не можешь его остановить, не видишь другого выхода….

Любовь ТОЛКАЛИНА:
- Моя героиня, она, как камушек, гладкая — к ней никак не подкопаешься, чтобы найти хоть что-то положительное. Абсолютно каменно-холодная и достойная просто смерти женщина, — так мне казалось, когда я читала сценарий. Поэтому я даже плакала, если честно, после некоторых сцен, которые мне пришлось играть: в каком-то смысле меня лишили невинности, хотя понятно — не бывает плохих людей, бывают несчастные люди. Но здесь не было никакого ей оправдания. Она своими абсолютно инфантильными поступками разрушила жизнь многих людей.

Гоша КУЦЕНКО:
- Я думаю, что для моего персонажа было важно сделать его живущим достаточно успешной жизнью. При этом я клеил макеты, для меня было интересно, почему человек, который перегонял машины, тем не менее вдруг занялся творчеством. Я придумал, что он строитель — это нормальный бизнес, в этом была правда, я ее ощутил. То есть он был достаточно успешный человек, а дальше — понятие семьи. Я понимал, что он полюбил Ольгу, это становится нам отчетливо ясно и в конце картины, роль его читается задом наперед. Он любил эту прекрасную…суку — любил отчаянно.




Владимир ЕПИФАНЦЕВ:
- Мой герой, безусловно, провокатор. Он следователь, но как-то так получается, что он становится для пострадавших в этом деле обвинителем. С одной стороны, он явился, чтобы расследовать все обстоятельства произошедшего, с другой — чтобы поиздеваться над этими людьми, поскольку считает, что они сами виноваты в случившемся. Он их ненавидит и не скрывает этого. Постепенно становится ясно, что, помимо установления последовательности событий, он преследует цель уличить этих людей в чем-то постыдном, от второго он получает, несомненно, гораздо большее удовольствие. Но здесь получилось не так-то просто, потому что, когда ему показали его истинное лицо, с него слетел весь этот обличительный пафос и он превратился в того, кем на самом деле и являлся. Так всегда и бывает — все обличители, они на самом деле сами нечисты. А все чистые, они никогда никого не будут обвинять. Мой персонаж из породы тех, кто никак не может избавиться от собственных комплексов и несовершенств и предпочитает эти недостатки обнаруживать в других.

Небольшую эпизодическую роль в картине сыграла модель и актриса, «русская француженка» Анна Щербинина специально прилетевшая из Парижа в Москву всего на два дня, когда проходили съемки ее сцен.

Анна ЩЕРБИНИНА:
- В фильме я играю такую тамбовскую медсестру, и, по настоянию Сторожевой (а я всегда послушно следую режиссерской концепции), моя героиня очень сильно накрашена. Но Вера утверждает, что в Тамбове медсестры ходят на работу именно в таком виде. Думаю, что в сочетании с моим все-таки уже обретенным за эти годы французским акцентом это будет производить яркое впечатление — в прямом и переносном смысле. При этом моя медсестра такая… странная, своеобразная девица.


О РЕЖИССЕРЕ

Гоша КУЦЕНКО:
- Так как этот фильм для меня в принципе особый и стоит немного в стороне от того, что я обычно делаю в кино, в съемочном процессе у меня выстраивались свои отношения с режиссером, и основой этой совместной работы было доверие. Я шел за Верой абсолютно, предлагая какие-то свои вещи. С чем-то она соглашалась, с чем-то — нет, что-то мы придумывали новое — это был такой очень спокойный и приятный процесс, я его вспоминаю с удовольствием.

Любовь ТОЛКАЛИНА:
- В картинах Сторожевой всегда есть некая недосказанность, какой-то определенный воздух — между мной и героиней. А потом, у нас с моим персонажем находятся какие-то общие микробы в этом воздухе, и вот за них — за эти микробы — я и люблю фильмы Сторожевой. И вообще, мне кажется, что сейчас самое хорошее кино снимается женщинами.

Гоша КУЦЕНКО:
- Вера не просто отвечала за актерский ансамбль, но и за трех девочек, которые доверили ей свои дебюты, как ни крути. Она сняла их красиво, а для девочек это очень важно. И (даже если бы у меня были какие-то вопросы по поводу существования моей дочки в кадре) я понял, что важнее другое: самое главное — в том, в чем она разбирается, Сторожева была искренней и попадала в десятку. И ее персонажи, и все девочки такие, какие есть. Они очень убедительно делают вид, что они знают мир, и мы отлично понимаем, что они его абсолютно не знают. Им неведомо чувство страха, но они все знают о смерти — это и есть жизнь, и об этом кино.

Ирина ГОРБАЧЕВА:
- Вера Михайловна всегда дает очень точные замечания, и пока не сделаешь то, что она хочет, она не отстанет. С таким режиссером ты чувствуешь себя в безопасности, ты понимаешь, что человек плохого результата не сделает. Съемки в кино — процесс и прекрасный, и мучительный…

Полина КУЦЕНКО:
- Вера Михайловна очень добрый человек и профессиональный режиссер, мне очень нравится работать с такими людьми, она всегда может что-то подсказать, поправить, я сразу ее понимаю, пытаюсь исполнить то, что она говорит, и поэтому, кажется, у меня что-то получается.

Анна ЩЕРБИНИНА:
- Вера Сторожева — это режиссер, наделенный своим авторским видением, и фактура ее фильмов очень отличается от того «индустриального» кино, которое в большинстве случаев представлено на экранах. Вера — настоящий профессионал, у нее хорошо получаются и телевизионные проекты, но мне кажется, самое интересное в ней — это ее авторское кино.


ЛОКЕЙШН

Вера СТОРОЖЕВА:
- По сценарию две главные героини-девочки приезжают из провинциального городка, поэтому несколько эпизодов мы снимали в одном из небольших городов Московской области. Все остальные события происходят в центре Москвы. У нас очень интересные объекты — высотка на Котельнической набережной, особняк в Столешниковом переулке. Девочки из провинции попадают в элитную столичную обстановку.

Олег КИРИЧЕНКО:
- Сергей богат — а ведь у нас зрители не очень любят богатых людей, и этот социальный нюанс мы должны были учесть. Поэтому мы выбрали квартиру богатую и интересную, сделанную со вкусом, но без шика и блеска. Квартира светлая, но при этом абсолютно холодная: получается, что его новая семья благополучная, вполне успешная, но в ней есть какой-то холод, есть неправда, о которой мы впоследствии узнаем.
На провинциальной квартире девочек мы особенно не акцентировали внимания. Простая провинциальная квартирка, не бедная и не богатая, обыкновенная, таких в нашей стране миллионы. А вот в столице сестры поселились в высотке, в квартире, принадлежавшей генералу, который… не справился с жизнью. Ее мы снимали в высотном доме на Котельнической набережной. Мы долго искали квартиру с хорошим видом из окна, думали, это будет вид железной дороги, в любом случае должен был быть какой-то воздух, но нашли нечто более интересное. Из окна нашей квартиры видна почти открыточная панорама Москвы, Кремль.
Интересно место, куда старшая сестра Лена попадает после аварии, — это общежитие музыкального училища. В сценарии было написано, что она оказывается в доме музыканта, который поет в хоре. Но по ходу съемок мы придумали, что это будет не квартира, а общежитие, и не взрослый мужчина-музыкант, а студент, Ленин ровесник. «Музыкальная тема» осталась, она важна сюжетно, но прежде все было более драматично, а мы сделали более комедийно, внесли в фильм какой-то воздух, чтобы зритель отдохнул от переживаний и эмоционального напряжения, которое пронизывает картину.

КРОЛИК

Полина КУЦЕНКО:
- Кролик — это отдельная история. Моя героиня работала на кроличьей ферме. Хозяин собирался забить этого кролика, но Кристине стало так его жалко, что она убежала вместе с ним. А потом кролик отправился с девочками в путешествие в Москву. В фильме его зовут Борис Борисович, так и в жизни мы его называем. Сначала он не очень захотел со мной дружить, но потом мы поладили…

Анфиса МЕДВЕДЕВА:
- В этом фильме снимается кролик, так вот я с ним играю, может быть, после съемок даже домой его заберу, если я буду хорошо себя вести, конечно. Он такой красивый. Я его очень люблю. Хотя он мне

10.05.2016
Поделиться пресс-релизом:
НОВИНКИ КИНОПРОКАТА
Сила девяти богов
The Legend of Muay Thai: 9 Satra
2018, Таиланд, Анимация, Боевик, Приключения, Фэнтези
Сила девяти богов
Этим летом
Summer '03
2018, США, Комедия
Этим летом
Отель Мумбаи
Hotel Mumbai
2018, Австралия, США, Триллер, Драма, Исторический
Отель Мумбаи
Вернуть Бена
Ben is Back
2018, США, Драма
Вернуть Бена
Выбор Фредерика Фитцелла
Education of Frederick Fitzel, The
2019, Канада, Триллер
Выбор Фредерика Фитцелла
Пляжный бездельник
Beach Bum, The
2018, США, Комедия
Пляжный бездельник