Где-то
Somewhere
2010, США
97 мин. 16+
Режиссер: София Коппола
Релиз в России: 18.11.2010
Релиз в США: 03.09.2010
Кинокомпания: American Zoetrope

Однажды в жизни голливудской кинозвезды Джонни Марко появился охраняющий ангел. Если, конечно можно назвать жизнью этот выносящий мозг коктейль из престижных тусовок, умопомрачительных пьянок, назойливых женщин и очень дорогих машин, за рулем которых так легко потерять ощущение реальности. В отеле для голливудских небожителей Джонни тяжело отходит от очередного загула, подозревая, что депрессия, от которой он бежит все последние годы, сейчас снова постучит в его дверь. Но происходит другое, - в фешенебельном отеле появляется его дочь, от которой он отказался одиннадцать лет назад. Ей не нужны его деньги, его имя, его слава, ей нужно просто познакомиться с папой. Недолгое общение с девочкой перевернуло жизнь Джонни Марко, он уже никогда не будет прежним.

Венецианский кинофестиваль 2010

Победитель (1): Золотой лев

Пресс-релиз



Золотой Лев 67-го Международного Венецианского Кинофестиваля 

ГДЕ-ТО
SOMEWHERE

Комедия/драма

США, 2010, 98 мин



Утопая в оргиях и пьянках, дорогих машинах и поклонницах, прожженная голливудская звезда Джонни Марко ведет распутную жизнь. Забившись в кокон греха и порока, он теряет себя… Однажды в роскошном отеле Шато Мормон его разыскивает его 11-летняя дочь, которую он бросил много лет назад. Джонни привязывается к девочке, а та возвращает его к жизни. Но расставание неизбежно…

Синопсис

«Где-то» — остроумный, трогательный и чуткий взгляд на жизнь голливудской звезды Джонни Марко, которого сыграл Стивен Дорфф.
Вероятно, когда-то вы видели его в таблоидах… Но теперь Джонни снимается мало, все свое время он проводит в легендарном голливудском отеле Шато Мормон. Он обожает гонять на своем Феррари, его окружают толпы девиц, а вечными его спутниками стали «колеса». Джонни движется по жизни как во сне. В общем, ему хорошо. Все меняется, когда неожиданно к нему в отель приезжает его 11-летняя дочь Клео (Эль Фаннинг). Теперь Джонни вынужден задаться вопросом, который когда-нибудь встает перед каждым: в чем смысл нашей жизни?

Создание фильма

Группа
София Коппола собрала съемочную группу, с которой уже работала на “Трудностях перевода”. В нее вошли монтажер Сара Флэк, художник-постановщик Энн Росс, художник по костюмам Стэйси Баттат (“Любовь со словарем”) и оператор Харрис Савидес (“Слон”). 
Потом она обратилась к крупнейшему продюсеру Дж. Мак Брауну (“Джонни Д.”, “Отступники”), предложив участие в проекте. Браун был удивлен выбором Софии.
«Мои последние проекты имели бюджеты в несколько сотен миллионов долларов, а съемки длились более чем по 100 дней, — рассказывает продюсер. — Я не хочу сказать, что “Где-то” было легко снимать. Но съемки такого небольшого, камерного кино позволяют фокусировать внимание на сердце истории, а “сердце” этой истории — взаимоотношения отца и дочери». 

Атмосфера
С Мак Брауном соглашается Роман Коппола, брат Софии и по совместительству еще один продюсер фильма: «Мы не хотели нагромождения лишних людей на съемочной площадке. София предпочитает снимать в европейском стиле, личностно ориентированном. В то же время у Софии есть свой собственный узнаваемый стиль — строгий и выдержанный. Я придерживался принципа — меньше значит больше. Конечно, нам было важно сэкономить деньги, но самым главным для нас было создать семейную атмосферу, что так важно для Софии на съемках фильма. Нужно было найти людей, которые бы вписались в эту атмосферу. Я живу в Лос-Анджелесе (София не жила здесь какое-то время), поэтому она доверила мне выбор съемочной группы». 
Каждый участник проекта с самого начала знал, что работа в этом фильме кардинально отличается от съемок других фильмов. 


Герой
Стивен Дорфф: «Я снялся в более чем 30 фильмах, но участие в этом проекте — настоящий подарок для меня. “Где-то” — это милое, поэтичное, кино в духе Копполы. Я знаю Софию много лет, но так получилось, что мы давно не встречались. Она мне позвонила и сказала, что хочет прислать мне сценарий своего нового фильма. Как только я прочитал сценарий, я моментально набрал Софию и спросил, могу ли я незамедлительно приехать к ней в Париж, чтобы обсудить фильм. Я прилетел в Париж. Мы много общались, и в мой последний вечер в Париже София сказала, что роль моя. Я не смог сдержать слез, потому что это был день годовщины смерти моей матери. Я почувствовал в этот момент, что моя мама улыбается мне, это была роль, в которой она меня всегда хотела видеть. После того, как я повесил трубку, на Эйфелевой башне зажглась иллюминация. 
Я знаю, что значит жить как Джонни Марко. Я уловил его суть. В моей жизни был также период, когда я жил по инерции. Когда мы встречаем Джонни, он ведет декадентский образ жизни. Он неплохой парень, но он пьет и глотает таблетки. Я не думаю, что Джон гордится фильмами, в которых снялся, он еще не дожил до своего “Где-то”. А потом появляется эта маленькая девочка, с матерью которой он расстался много лет назад. Джон думает, что не справится с ролью отца. Он и не подозревал, что сможет провести с ней больше, чем один вечер. 
Мы говорили с Софией о предыстории Джонни, поэтому я знал, на каком этапе жизни он находится, в каком направлении развиваются его взаимоотношения с дочерью, которая потихоньку становится маленькой леди. Я всегда немного нервничаю перед съемками. Но здесь я самого начала знал, что я должен делать. Моя мама всегда хотела, чтобы я играл героев в духе Стива МакКуина. Вот таким видела она этого героя: это любимец женщин, человек со своими недостатками, но это человек с сердцем. Именно такого человека я увидел в Джоне, именно таким его представляла себе София, когда писала сценарий». 

Маленькая героиня
Дочь Джона сыграла Эль Фаннинг, которой, как и ее героине, 11 лет. Эта маленькая актриса начала сниматься еще в тот период своей жизни, когда не умела говорить.
Для Софии было крайне важно, чтобы отношения отца-дочери на экране выглядели крайне убедительно, поэтому она инициировала тесное общение Стивена и Эль еще до начала съемок. 
«У нас со Стивеном много общего, — рассказывает Эль. — Я училась в той же школе, что и он. У нас общая дурная привычка — мы грызем ногти. Мы оба из штата Джорджия и нам обоим нравится, когда правильно готовят пищу, типичную для нашего штата — она должна быть очень хрустящей! Теперь мы и за пределами съемочной площадки как самые настоящие отец и дочь». 
Эль показала себя как настоящий профессионал. На протяжении шести недель она ходила на каток на тренировки, которые проходили с 7 до 8 утра. Она должна была научиться фигурному катанию, что требовалось для роли. В этом ей помогала бывшая чемпионка по фигурному катанию Рене Рока.
Профессионализм Эль отмечает и Стивен Дорфф, который говорит о девочке как о великолепной маленькой трагической актрисе.
У Дорффа есть младшие сестры, некоторые из них такого же возраста, как и Эль, это, по словам Стивена, помогло ему в общении с партнершей и ее персонажем.
«В работе над ролью мне помогло общение с Эль, так как у меня самого еще пока нет детей, — рассказывает Стивен. — Я это почувствовал, когда вез Эль в своей машине. Обычно я курю в салоне и выделываю самые разные пируэты, когда кто-то подрезает меня, потому что у нас в Лос-Анджелесе самые ужасные водители. Но, когда я вез Эль, с этим было покончено». 

Танцевать
В одной из самых провокационных сцен фильма с Джонни снялись дебютантки — модели из Playboy, сестры-близнецы Кристина и Карисса Шэннон. С самого начала София предупредила их, что для роли им понадобится очень хорошо танцевать, что они с успехом и продемонстрировали. На протяжении трех недель не менее трех часов в день сестры совершенствовали свои навыки под руководством опытного хореографа.

Отель
За всю свою многолетнюю и богатую историю легендарный голливудский отель Шато Мормон впервые сыграл главную роль в кино.
По рассказам продюсера Мак Брауна, снимать в Шато можно только по ночам и то это стоит очень и очень дорого. Раньше в отеле снимались лишь отдельные сцены, но не фильм целиком. Однако владелец отеля пошел навстречу кинематографистам. Он был поражен знанием и пониманием режиссером все специфики отеля, и он поверил, что София сможет сохранить в кино особую атмосферу этого места.
«Решающим для меня стал тот факт, что София высоко ценит Ромуло Лаки, легенду нашего отеля, — говорит главный управляющий отелем Филип Пэйвл. — Он служит в отеле более 30 лет и известен как “поющий официант”. Ему нравится петь серенады гостям, подыгрывая себе на гитаре. София помнит, как он спел ей песенку “Teddy Bar”, что она и внесла в сценарий. Я очень рад, что зрители увидят эту сцену в фильме, потому что они могут не знать о такой трогательной стороне жизни Шато. Я думаю, что именно такие нюансы делают этот отель особым, благодаря этому наши постояльцы чувствуют себя здесь защищенными, как дома. 
Шато изначально строился как здание для люксовых апартаментов, поэтому в нашем отеле так много сюитов и больших кухонь. Каждый номер похож на все эти старые великолепные квартиры в Лос-Анджелесе или Нью-Йорке, поэтому нет ничего удивительного в том, что каждый, кто приезжает сюда снимать фильм или записывать альбом, хочет остаться здесь жить навсегда». 
Сам Стивен Дорфф прожил здесь когда-то больше четырех месяцев и отпраздновал здесь свой 21-й день рождения. Вот и в этот раз Дорфф остался жить в отеле на время съемок, чтобы лучше проникнуться жизнью своего героя.

Стиль
София крайне скрупулезно относится к деталям, что с восхищением отмечает художник-постановщик Энн Росс.
«До начала съемок София составляет книгу набросками и идеями, призванную рассказать историю, — рассказывает Росс. — От этих набросков зависит то, какими будут образ и атмосфера фильма. Какие-то идеи воплощаются в фильме, а какие-то остаются только на бумаге. 
Во время съемок мы должны были крайне аккуратно обращаться с особой атмосферой этого места. Никто не должен был заметить, что мы внесли какие-то изменения. У людей должно было остаться такое чувство, что мы просто пришли сюда и сняли, все как есть». 
Действительно, “реновации” едва можно заметить в кадре, но они все-таки есть.
«Некоторые предметы мебели мы заново обили тканью, похожей на ткань мебели в лобби, так как отель располагает действительно потрясающим лобби, — рассказывает художник Энн Росс. — Номера гостиницы выглядят достаточно строго, цвета приглушены, а нам хотелось, чтобы номера выглядели более эффектно. Единственное место, где мы ничего не меняли — это лобби гостиницы».
Работая над палитрой цветов, Энн тесно сотрудничала с художником по костюмам Стэйси Баттат. Когда в отеле появляется Клео, цвета становятся более яркими. Вот, что говорит Стэйси: «Мы не участвовали в создании комнат отеля, цветовая палитра, которую мы выбирали, зависела от пространства самого отеля».

Гардероб
Стэйси сравнивает совместную работу с художником-постановщиком со строительством кукольного домика: «Художник-постановщик строит дом, а я одеваю кукол».
Стэйси Баттат пришлось потрудиться при разработке внешнего облика Джонни. София Коппола попросила ее изучить фотографии Брюса Вебера, а также пересмотреть фильм Гаса Ван Сента «Мой личный штат Айдахо». 
«Мы хотели, чтобы Джонни носил громоздкие ботинки, в результате мы выбрали для него Red Wings 40-х гг. Нам хотелось, чтобы он походил на Марлона Брандо, поэтому он любит надевать футболки и винтажные Levi’s в стиле Брандо. Джонни — звезда современности, но он носит вещи, ставшие классикой. Гардероб Джонни — отражение его личности, в одежде он часто предпочитает небрежный стиль. Джонни спит одетым, у него даже нет пижамы. Когда он отправляется в Италию со своей дочерью, он понимает, что теперь без пижамы ему не обойтись и покупает забавный экземпляр в горошек».
Вот, что говорит Стэйси об образе Клео: «Мы с Софией решили, что Клео — это не только типичная девочка 11 лет, но своего рода наше представление о том, какой должна быть девочка этого возраста. Иногда она ведет себя как взрослый человек, это касается не столько облика, сколько стиля, не типичного для девочки ее возраста. Так, например, она носит на руке маленький браслетик Hermes.
Одна из моих любимых сцен в фильме — вручение премии Telegatto. На вручении этой премии Клео сидит в окружении зрителей, среди которых она очень выделяется. Мреди всей этой мишуры и гламура она выглядит так естественно. По моему мнению, люди, окружающие Клео в зале, олицетворяют всю тщету жизни Джонни, в то время как Клео — единственная чистая душа среди них».

Локейшен
Съемочная группа заняла весь пятый этаж гостиницы. Вспоминает менеджер по локейшену: «Здесь разместились операторская комната, производственный отдел, гримерные, костюмерная, комната Джонни, где непосредственно проходили съемки.
В отеле всегда удивительно спокойно, несмотря на то, что он находится вблизи от Сансет Бульвара. Здесь свой микромир, в котором ты всегда чувствуешь себя защищенным. Персонал гостиницы просто потрясающий. Они работают здесь десятилетиями и стали одной семьей».
После съемок в Шато Мормон, окрестностях Калифорнии и Лас-Вегасе съемочная группа отправилась в Италию, в Милан. Этому городу, по словам Романа Копполы, присущ хаос, типичный для итальянской культуры.
«В Италии все начинается со слов “это невозможно”, потом становится “может быть”, а потом ты получаешь полную свободу действий», — с удовольствием отмечает Дж. Мак Браун. 

Нюансы
Настоящий ветеран крупнобюджетных проектов, Браун говорит, что “Где-то”  — это фильм, состоящий из нюансов, которые редко можно увидеть в современных фильмах.

Дж. Мак Браун: «В фильме есть сцена, когда Джонни выкуривает сигарету Camel в режиме реального времени. Именно в этот момент мы проникаем в суть героя и понимаем, на каком жизненном этапе он находится».

Стивен Дорфф: «Это было непросто — сидеть в комнате перед камерой и в течение нескольких минут просто курить сигарету, при этом совершенно не напрягаясь. В комнате помимо меня находились София и другие члены съемочной группы, но в какой-то момент я почувствовал, что в комнате только я и мои мысли. Я как актер никогда не испытывал ничего подобного».

София Коппола — интервью

В: В ваших фильмах часто встречаются отели
София Коппола: (смеется) О, да! В «Марии Антуанетте» Версаль тоже был похож на отель! Когда я писала “Где-то”, я подумала «О, я опять очутилась в отеле!» 
В детстве мы часто жили в отелях, так как путешествовали вместе с отцом с одной съемочной площадки на другую. Мне всегда нравилось наблюдать за людьми, останавливающихся в отелях. Отели — это миры в мире.
В: Как влияет то или иное место на персонажа? Кажется, что Шато отображает внутреннее состояние героя — он чувствует себя подавленным и не способным повзрослеть.
С. К.: Когда я сажусь за написание сценария, сначала я разрабатываю образ героя, а потом уже приходит черед локейшна, связанного с характером этого персонажа. Потом я начинаю задаваться вопросом: в каком городе живет герой? В каком отеле? (улыбается) Несколько лет назад я работала над сценарием к вампирской истории, в которой фигурировала голливудская звезда. Вскоре этот герой полностью завладел мной, и я подумала, что он заслуживает отдельного сценария.
В “Где-то” все началось с Джонни. Он живет в Шато Мормон. Кажется, любой молодой актер, с которым я когда-либо общалась, считал своим долгом похвастать, что он жил в Шато Мормон. 
В: Мне кажется, это имеет отношение к 60-м, 70-м годам, времени расцвета Бульвара Сансет?
С.К.: У Шато всегда была слава декадентского места. Я помню все эти истории 90-х про актеров и рок-звезд, крушащих свои номера. Все эти истории были фрагментами сценария, когда я только начинала его писать, но потом я соединила их с историей Джонни. 
В: Вы не могли бы немного пояснить название фильма?
С.К.: Самое смешное, что это название было временным, а потом оно так и осталось. Я хотела, чтобы кино походило на поэму, посвященную данному отрезку жизненного пути Джонни, которому нужно двигаться дальше, но он не знает, в каком направлении. Действие фильма происходит в современном Голливуде, но это не фильм о киноиндустрии, здесь вы не увидите, как Джонни снимается в кино. Каждому могут быть близки универсальные темы, которые мы затрагиваем в нашем фильме, — это темы семьи и личного кризиса. 
В: Вы снимали кино в разных точках мира, но это ваша первая «лос-анджелесская история». С самого начала вы писали сценарий как «камерную историю, действие которой происходит в Лос-Анджелесе»? Вы почувствовали, что пришло время для исследования именно этого города?
С.К.: Когда я жила в Калифорнии, я писала сценарии о дальних странах. После рождения дочери я перебралась в Париж. Вероятно расстояние и, может быть, ностальгия по Америке заставили меня написать сценарий о Калифорнии. Но мне всегда нравились классические фильмы о Лос-Анджелесе, такие как «Шампунь», «Американский жиголо». Но я не помню никого из современных режиссеров, кто смог бы передать особый дух и атмосферу современного Лос-Анджелеса. Размышляя о герое, я думала о современной поп-культуре Америки, одержимой славой.
В: В фильмах, о которых идет речь выше, главные герои — мужчины, находящиеся на вершине олимпа вначале и вынужденные спуститься с небес на землю в финале…
С.К.: Да, это так. Но я думала не об этих конкретных персонажах, а о настроении этих фильмов, я размышляла о звездах, которые умерли молодыми или пытались покончить собой. Мне стало любопытно: если вся твоя жизнь состоит из непрекращающихся вечеринок с девочками и наркотиками, на что будет похоже твое утро? Что ты чувствуешь, когда остаешься наедине с самим с собой? 
В: Вы вернулись в Лос-Анджелес, чтобы снять фильм. Вы почувствовали изменения, произошедшие с городом в XXI веке?
С.К.: Когда я жила в Лос-Анджелесе в начале 90-х, я не хочу сказать, что город был «более невинным» местом, но это было время до перезапуска US Weekly, расцвета таблоидов и такого количества тусовщиков, стремящихся на вечеринки со звездами.
В Шато Мормон еще не было столько папарацци, да и не было еще такого количества реалити-шоу. Кажется, что сегодня люди приезжают в Шато Мормон лишь за тем, чтобы их сфотографировали. Шато Мормон всегда был замкнутым миром, а теперь и он становится частью поп-культуры.
В: Это как секрет, который известен всем и каждому: «Это очень закрытое место…»
С. К.: «Да, но я хочу, чтобы именно здесь меня сфотографировали». 
В: Мне кажется, что “Где-то” было проще снимать, чем “Марию Антуанетту”. Трудно снимать в Лос-Анджелесе сегодня?
С.К.: Это было не так тяжело. Мы снимали в закрытом месте, у нас не было суперзвезд, у нас была большая свобода действий. В “Марии Антуанетте” у нас было огромное количество людей на съемочной площадке, огромное количество костюмов. Здесь у нас была маленькая съемочная группа. Это было больше похоже на съемки “Трудностей перевода”. Пожалуй, это были самые приятные съемки в моей жизни.
В: У Вас был разработан план «Б», если бы руководство Шато Мормон отказало в съемках, у Вас был другой отель на примете?
C.К: Нет, это должен был быть именно Шато Мормон. Шато — третий главный персонаж фильма. У меня никогда нет плана «Б», я всегда добиваюсь реализации плана «А». Если это невозможно, я пересматриваю всю концепцию.
В: Вы ведь не просили руководство отеля сломать или перенести какие-либо стены?
С.К.: Совершенно верно. Я восхищена работой оператора Харриса Савидеса, потому что он может снимать в любом месте. Он всегда готов к этому! 
В: Как Вы пришли к мысли о совместном сотрудничестве с Харрисом?
С.К.: Энн Росс работала с ним раньше. Я познакомилась с Харрисом несколько лет назад, я всегда восхищалась его работой. Прошлым летом мы вместе снимали рекламный ролик, нам хорошо работалось. Тогда же я писала сценарий к “Где-то”. Мы с ним много говорили о фильмах, о съемках. Благодаря ему я выбрала минималистический стиль, в котором не работала раньше.
Нам с Харрисом близок один и тот же метод съемок. Он черпает вдохновение в мире моды, так как этот мир ему очень хорошо знаком. Для съемок этого фильма он выбрал минималистический и натуралистический стили. Мне нравится, как он снимает при естественном свете. Я обычно не делаю раскадровок, не планирую ничего заранее. Мне нравится пробовать разные варианты, а потом выбирать. Харрис работает подобным образом.
В: Фильм снят в классическом формате, на 35 мм, а не в HD.
С.К.: Я всегда снимала на пленку. Мой отец всерьез увлечен HD, но ему нравится наша с Романом ностальгическая привязанность к пленке. 
Мы снимали с теми же самыми объективами, что и мой отец снимал «Бойцовую рыбку» (1983). Роман сказал Харрису, что мы сохранили эти объективы, и Харрис захотел использовать их при съемках “Где-то”. “Бойцовая рыбка” — мой любимый фильм отца. Мы нашли объективы и привели их в рабочее состояние.
В: “Где-то”  — история большой любви между отцом и дочерью. Насколько Вам близка Клео?
C.К.: С одной стороны источником вдохновения при разработке персонажа для меня была дочь моих друзей, которые заняты шоу-бизнесом. А с другой стороны, в фильме нашли отражения мои детские воспоминания о могущественном отце, который как магнит притягивает людей, и который занимается неординарным делом. Это не моя личная история, но многое — мои детские воспоминания. Вообще мои личные ощущения играют большую роль при написании сценария, съемках фильма. Это мой второй оригинальный сценарий после “Трудностей перевода”. Я чувствую, что такие фильмы получаются более личными, чем те, которые поставлены по книгам или еще каким-либо источникам, потому что ты наполняешь их своим опытом, мыслями, чувствами. Я снимаю личностные фильмы
В: Но вам нравится снимать и адаптации?
С.К.: Да, я обожаю адаптации. Мне очень понравилась книга “Девственницы-самоубийцы”, и я захотела сделать киноверсию. Мне кажется, не так страшно адаптировать, как писать оригинальный сценарий, где ты не знаешь, с чего начать. Работая над оригинальным сценарием, ты начинаешь интересоваться вещами, которые раньше тебя могли не интересовать.
В: Рассказывая историю Джонни, вы занимаете позицию сочувствующего наблюдателя, вы не судите его и не говорите о нем с пренебрежением.
С.К.: В “Где-то” я хотела залезть внутрь головы Джонни. Он — мужчина, а все мои предыдущие истории были преимущественно о женщинах.
В: У любого любителя кино есть свой Джонни Марко — любимые актер или актриса, которые не смогли полностью раскрыть свой актерский потенциал.
С: Да, это актеры, за которых вы болеете душой. Есть актеры — сначала были плохими парнями, но мотом повзрослели, начали жить нормальной жизнью, завели семьи, а некоторые так и не смогли повзрослеть. Мне хотелось показать Джонни именно на том этапе жизни, когда он должен взглянуть на себя со стороны и выбрать путь, по которому идти дальше. Мне кажется, эта тема найдет отклик у многих людей, которые находятся на таком же распутье.
Джонни — отражение множества людей, которых я когда-то знала или встречала, истории которых я слышала. Догадываюсь, что некоторые мои знакомые думают, что именно они стали прототипом Джонни.
В: О чем вы говорили со Стивеном во время съемок?
С.К.: Я всегда знала, что Стивен талантливый актер. Мне хотелось, чтобы зрители увидели его в ином амплуа. Когда он прочитал сценарий, то сказал: “Я знаю, как играть этого парня”.
За Стивеном закрепилась репутация ловеласа, но не все знают, что у Стивена есть младшая сестра приблизительного того же возраста, что и Клео, с которой у него очень нежные отношения.
В: Как в ваше поле зрения попала Эль Фаннинг?
С.К.: Исполнительный продюсер фильма Фрэд Росс рассказал мне, что видел ее в “Загадочной истории Бенджамина Баттона” и был потрясен ее игрой. Я подумала тогда: “О, эта очередной ребенок-звезда Голливуда, вероятно, это не то, что мне нужно”. Мне хотелось найти ребенка, далекого от мира шоу-бизнеса. Но, когда я встретила Эль, я была поражена. Она была в том же возрасте, что и Клео. Потом мы встречались с другими юными актрисами, но я не переставала сравнивать их с Эль. Эль, она не такая как все, у нее есть искра, она полна жизни, она так много привнесла в “Где-то”. Я старалась по минимуму вмешиваться в ее игру, которая и так была хороша. В ее исполнении было так много инстинктивного. 
В: Вы прослушивали Стивена и Эль вместе?
С.К.: У нас было не так много времени для репетиций, поэтому мы пошли путем импровизации. Я всячески поощряла общение Стивена и Эль за пределами съемочной площадки. Так, однажды я попросила Стивена забрать Эль из школы и отвезти на занятия в школу керамики. У Эль и Стивена был ланч с Лалой Слотман, которая играет в фильме мать Клео. Наблюдая за их отношениями, которые становились похожими на отношения отца с дочерью, я вспомнила фильм “Бумажная луна”, который я очень люблю. Я попросила Стивена посмотреть этот фильм.
В: Впервые мы видим Клео в фильме, когда она катается на коньках. Как Вы почувствовали, что именно эта сцена — одна из поворотных сцен фильма и решили озвучить ее песней Гвен Стефани “Cold”?
С.К.: История начинается мрачно, но когда в ней появляется Клео, приобретает светлые оттенки. Мягкое скольжение Клео по льду символизирует чистоту этой девочки и выступает контрастом к сцене со стриптизершами. “Cool” — прекрасная песня, 11-летняя девочка вполне может кататься под нее на коньках. Я очень рада, что мы смогли вставить эту песню в фильм, потому что она очень здорово сработала в этой сцене. Песня такая искренняя!
В: Сцены со стриптизершами также вышли очень музыкальными. Музыка, которую мы слышим в кадре, та же, что вы слушали на съемочной площадке?
С.К.: Да, сначала мы поставили песню Foo Fighters “My hero”, что получилось очень забавно, потому что как раз в этой сцене у Джонни была сломана рука, а стриптизерши всячески пытались раззадорить его. В следующей сцене со стриптизершами звучит “1 Thing” Amerie, которая придает сцене должный настрой.
В: Не все знают Криса Понтиуса, который сыграл друга Джонни.
С.К.: Я знаю Криса по телесериалу Jackass. У одного из наших общих друзей есть дочь возраста Клео, с которой Крис отлично управляется. Крис умеет ладить с детьми, что и привело меня к мысли пригласить его на роль приятеля Джонни, который обожает возиться с Клео. Крис очень приятный и забавный парень, ему отлично удались импровизации с Эль. Было здорово наблюдать за ними, я знала, что у Криса всегда припасена очередная импровизация.
В: Вы позволяли ему делать, что он хочет и просто снимали?
С.К.: Какие-то вещи мы планировали заранее. Я просила его придумывать разные истории и не рассказывать их, пока не включится камера, а потом, когда он выдавал эти истории, было здорово наблюдать реакцию актеров в реальном времени. 
В: Как вам работалось в Италии?
С.К.: Работать в чужой стране — для режиссера это всегда вызов, но я всегда предпочитаю работать в настоящих местах, а не создавать Милан в Лос-Анджелесе.
В: Вы даже пригласили итальянского режиссера Маурицио Ничетти для съемки сцены вручения премии Telegatto.
С.К.: И это сделало сцену более аутентичной особенно для итальянских зрителей, которые увидят фильм. Я была на вручении премии Telegatto год назад со своей семьей. Итальянская телеиндустрия очень специфичная, она сильно отличается от американской, это что-то сногсшибательное.
В: Вы уже третий раз работаете с монтажером Сарой Флэк. Работа над монтажом в этот раз отличалась от предыдущих работ?
С.К.: В моих предыдущих фильмах мы с Сарой пробовали ставить сцены в разном порядке. В “Где-то” не нужно было ничего кардинально менять. Мы пробовали, но в конце концов, оставили все как есть. Прямая последовательность кадров раскрывала специфику истории, а также показывало то, как просто нам ее удалось снять.

Стивен Дорфф
Недавно Стивен Дорфф сотрудничал с продюсером “Где-то” Г. Мак Брауном на картине “Джонни Д.” Майкла Манна, где он играл в паре с Джонни Деппом.
Стивен Дорфф снимается в кино уже больше двадцати лет. В 1990 году он обошел 2 000 претендентов и получил главную роль в картине Джона Г. Эвилдсена “Сила личности” (“The Power of One”), где его партнером стал Морган Фриман. За эту работу Национальная Ассоциация Владельцев Кинотеатров (The National Association of Theatre Owners) наградила его специальной премией ShoWest Male Star of Tomorrow Award («Кинозвезда Завтрашнего Дня»). 
Стивен прекрасно сыграл двух героев, имеющих статус знаковых фигур поп-культуры: «пятого битла», Стюарта Сатклиффа в ленте Айэна Софтли “Пятый в квартете” и кинозвезду Кэнди Дарлинга в картине Мэри Херрон “Я стреляла в Энди Уорхола”.
Фильмография актера включает в себя роли в таких фильмах, как “Всемирный Торговый Центр” Оливера Стоуна, “Кровь и вино” Боба Рейфелсона, где его партнерами стали Джек Николсон и Майкл Кейн, “Зона преступности” Джони Ирвина с Харви Кайтелем в главной роли, “Блэйд” Стивена Норрингтона и многих других. 
В настоящее время Стивен снимается в эпическом фэнтези Тарсема Сингха “Immortals” (“Бессмертные”).

Эль Фаннинг
В свои 12 лет Эль — настоящий профи в кино и телеиндустрии.
В возрасте трех лет вместе со своей сестрой Дакотой она сыграла в фильме “Я — Сэм” с Шоном Пэнном в главной роли. Затем сестер можно было видеть в минисериале “Taken”, ставшем обладателем премии Эмми. 
Фильмография молодой актрисы включает в себя такие ленты, как “Вавилон” Алехандро Гонсалеса Иньярриту, “Дверь в полу” Тода Уилльямса, “Дежа вю” Тони Скотта, “Загадочное дело Бенджамина Баттона” Дэвида Финчера, “Щелкунчик” Андрея Кончаловского и др.
Свою первую главную роль актриса сыграла в независимой ленте Даниэля Барнза “Фиби в стране чудес”, где партнерами юной актрисы стали Патрисия Кларсксон и Билл Пуллман. 



София Коппола
София Коппола выросла в Северной Калифорнии. Еще до получения образования, она работала художником по костюмам на двух проектах. Затем София поступила на факультет изящных искусств Калифорнийского Института Изобразительных Искусств (Сalifornia Institute of Arts). 
Первой работой Софии в кино стала короткометражка “Lick the Star”, премьера которой состоялась на Венецианском кинофестивале 1998 года. Через год Софию ждал настоящий успех, когда вышли “Девственницы-самоубийцы”, премьера которых состоялась на кинофестивале в Каннах. София написала сценарий к фильму по одноименному роману Джеффри Евгенидиса, за который тот получил Пулитцеровскую Премию. В фильме снялись Кирстен Данст, Джош Хартнетт, Джеймс Вудс и Кэтлин Тернер. За этот фильм София Коппола получила награду MTV, как лучший молодой режиссер.
Следующий фильм Софии “Трудности перевода” был показан на кинофестивалях в Торонто и Венеции. Картина получила номинации на «Оскар» в категориях «Лучший режиссер», «Лучшая картина», «Лучший сценарий». В последней номинации София Коппола получила премию «Оскар». А исполнители главных ролей — Билл Мюррей и Скарлетт Йоханссон — были удостоены премии BAFTA.
Третья лента режиссера — “Мария Антуанетта” — была основана на биографии Антонии Фрэйзер “Maria Antoinette: the Journey” и была впервые показана на Каннском кинофестивале 2006 года. Главную роль в фильме, продюсером которого выступила София, сыграла Кирстен Данст. За работу в этом фильме художник по костюмам Милена Канонеро получила премию «Оскар».
Четвертая полнометражная лента Софии Копполы «Где-то» удостоилась «Золотого льва» 67-го МКФ в Венеции.

27.04.2016
Поделиться пресс-релизом:
НОВИНКИ КИНОПРОКАТА
Пышка
Dumplin'
2018, США, Мюзикл, Драма, Комедия
Пышка
Братья Систерс
Sisters Brothers, The
2018, США, Франция, Испания, Комедия, Приключения, Боевик, Драма
Братья Систерс
По половому признаку
On the Basis of Sex
2018, США, Драма, Биография
По половому признаку
Облепиховое лето
2018, 12+, Россия, Биография, Драма
Облепиховое лето
Вернуть Бена
Ben is Back
2018, США, Драма
Вернуть Бена
Репродукция
Replicas
2017, 16+, США, Великобритания, Китай, Пуэрто-Рико, Фантастика, Триллер
Репродукция